Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Медицинское право - На принудительном лечении распорядок дня

На принудительном лечении распорядок дня

На принудительном лечении распорядок дня

Как прятать таблетки


Кидаем таблу в рот, языком прячем слева или справа за зубы снизу. Сразу, сами, без напоминания запиваем водой и показываем язык и рот. 99% сестер поленятся проверять столь образцового пациента.

Таблу вынимаем из рта так, чтобы никто не видел — стукачи не дремлят. Если копите — прячем, если выкидываете — смываем в раковину.4) СанитаркиТетушки или молодые практикантки медучилища, в основном занимаются транспортом документации, конвоем адекватных больных, мытьем полов и т. д. Очень любят выводить на конфликт, увы.5) СанитарыАльфа и омега отделения.

Обычно либо бывшие зеки, либо военные на пенсии, либо просто студенты-спортики. В их обязанности не входит поддерживать чистоту — а только: дежурство на постах, выдача пиздюлей косячниками, спеленание возбужденных больных, конвой неадекватов и сопровождение пациентов согласно уставу отеделения.В их ведоме находится туалет с курилкой, ключи от окон/дверей и все подобное. Сразу заводите дружеские отношения с санитарами.

После притирки они с удовольствием сходят вам за сигаретами, закроют глаза на чтение ночью и даже принесут флешку с парой кинофильмов для просмотра в холле.Отдельно необходимо упомянуть, что помимо костяка есть еще и врачи смежных специальностей, которые тоже периодически будут вас осматривать, а также медицинские психологи для проведения тестов.Вот вы приехали в больницу, неважно сами или с конвоем из врача/мамы/майора.В первую очередь вас заводят в приемник.

Там дежурный врач заполнит на вас историю болезни, поставит предварительный диагноз. Все тихо-мирно, сидим, отвечаем на вопросы. Если косим — косить начинаем с этого момента (а если вы недоброволец — то еще раньше, на стадии диспансера/ментовки). С собой нужно взять документы (паспорт, полис, снилс), мобильный телефон (в некоторых отделениях его можно брать), ручку и блокнот, мыльнорыльные принадлежности и сигареты с едой.

С собой нужно взять документы (паспорт, полис, снилс), мобильный телефон (в некоторых отделениях его можно брать), ручку и блокнот, мыльнорыльные принадлежности и сигареты с едой. В блокнот заранее запиши самые нужные номера, фамилии и контакты.

Из одежды можно брать хоть что, но условие — чтобы это все было надето на вас (остальное не пустят). После беседы вас заводят в комнатку с огромной бабищей-санитаркой.

Та немного поковыряется у вас в прямой кишке специальной переносной средой (мазок на носительство) и прошманает всю одежду, отберет все ниткоподобное (шнурки, ремни, веревочки из кофты, штанов etc) и скажет что можно взять с собой, а что сдается в сейф. Все денежные средства сдаются в общую кассу и кладутся вам на «счет», с этого счета инспектора могут брать деньги чтобы купить вам сигарет или продуктов. Счет могут пополнять родные.

Судебная практика и законодательство — Минздрава РФ от 23.07.1999 N 2510/8236-99-32 (вместе с «Методическим письмом .», утв.

Минздравом РФ)

По заключению Минюста России, данный содержит правовые нормы, и в соответствии с Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.97 N 1009 (с изменениями и дополнениями), издание нормативных правовых актов в виде писем не допускается.

Без ума виноватые

Максим 20 ударами мясорубки превратил голову приятеля в кровавое месиво. Второго знакомого он зарезал кухонным ножом. Женя сбросил с 12–го этажа двухлетнюю двоюродную сестру.

Сажать их незаконно, отпускать опасно.

Оба, как и 250 других убийц, маньяков, истязателей, насильников, признаны судом невменяемыми и находятся на принудительном лечении в Республиканской психиатрической больнице «Гайтюнишки». В условиях самого тяжелого вида наблюдения — строгого режима.

Продолжительность «срока» меряется не тяжестью проступка, а тяжестью психического состояния.Узники РПБГОбщественным транспортом добраться из Минска в Гайтюнишки, которые в нескольких километрах от литовской границы, непросто.

Наиболее удобный маршрут: автобусом до Лиды, пересадка до Вороново, а там еще пару десятков километров.

Поэтому предложение главврача РПБГ Маргариты Кудян «там (в Вороново) вас и заберут» порадовало. Но и холодок по спине пробежал.

По дороге водитель «медпомощи» Тадеуш Гурский рассказал, что в деревушке под названием Гайтюнишки всего–то пару домов и известна она с начала XVI века. А сама больница находится в единственном в стране подобном архитектурном сооружении — доме–крепости, построенной в 1612 году нидерландским эмигрантом Петром Нонхартом. В 1956–м здесь разместилась психлечебница, а через 33 года нынешнее спецучреждение.

Проезжаем КПП, и уникальный памятник готико–ренессансной архитектуры предстает во всей красе: с четырьмя башнями и небольшими бойницами по углам, фамильным гербом над входом.

В этом миниатюрном бастионе длинные и узкие коридоры, сводчатые потолки, полутораметровой толщины стены, сделанные преимущественно из камня и успешно простоявшие 400 лет.

Места вокруг усадьбы сильно заболочены, окутаны озерцами, речушками, а сама мини–крепость еще и обнесена рвом. Однако теперь отсюда сложнее выйти, чем войти.— Сейчас большую часть замка занимают административный корпус, стоматологический и другие лечебные кабинеты, лаборатория и несколько палат отделения общего режима, — знакомит меня с местным укладом Маргарита Кудян. — Эти душевнобольные не совершали правонарушений и для общества неопасны.Мы проходим сестринский пост с улыбчивой медсестричкой.

Палата мужская, женская. Чужака здесь встречают с интересом, журналиста — с настороженностью, старательно прячась от фотообъектива. Только 18–летняя Настя с удовольствием позирует на камеру. В целом в комнате довольно уютно, просторно и тепло.

Единственное, что режет глаз, это зарешеченные окна.Напротив замка — построенный уже в наши дни прямоугольный «барак» с прогулочным двориком внутри, резко выделяющийся на общем фоне. Это будто маленькая тюрьма, окруженная высоким забором с неприступной «егозой» у неба.

Всюду — видеокамеры, тревожные кнопки, двойные решетки на окнах.

А ночью между корпусом и оградой разгуливают сторожевые псы.

Это стражное отделение, в нем изолированы шизофреники, психопаты и эпилептики, которые, не будь у них психзаболеваний, наверняка получили бы максимальные сроки лишения свободы.По периметру сооружение охраняют милиционеры, в отделение им разрешено заходить только в крайнем случае. Такова позиция руководителя учреждения: это все же не тюрьма.— Однако и не санаторий, — говорю М.Кудян, поглядывая в сторону особого корпуса, куда мы как раз и направлялись.— За пациентами наблюдают квалифицированные специалисты, и если больной вдруг становится буйным, санитары его усмирят, к примеру, с помощью инъекций и эластичных повязок. Такую фиксацию, кстати, применяют в реанимациях обычных клиник.

«Кажется, сейчас пойдут страшилки о пресловутых вакцинах и смирительных рубашках»

, — решила я, но собеседница возвращает на землю.— И почему люди думают, что в таких местах обязательно должны быть дряхлые койки, санитары–насильники и медикаменты, делающие из тебя дурачка?

Да нет у нас такого. Я работаю здесь с 1983 года, и сама смирительную рубаху эту видела только в кино.Теперь о лекарствах.

Допустим, сульфазин, которым пугают народ, в психиатрии не используется еще со времен перестройки.

Давно не применяется и аминазин.

Галоперидол, который в фильмах представляют как страшной силы наркотик, хотя такая реакция возможна только при конской дозе, мы даем в пределах нормы, чтобы избавить человека от галлюцинаций. Нынешние лекарства позволяют снимать бред преследования, слуховые и зрительные галлюцинации, делать более редкими эпилептические припадки.

Нынешние лекарства позволяют снимать бред преследования, слуховые и зрительные галлюцинации, делать более редкими эпилептические припадки. К тому же используемые в этой области медицины медикаменты утверждены протоколами, и уже никто не скажет, что не тем лечим.

Да и на каждого пациента ведется дневник, где обосновывается применение любого препарата, даже витаминотерапии.Бунт и бунтариМаргарита Кудян говорит, что единственный бунт в больнице был в 1993 году.

С 1989–го в Гайтюнишки начали переводить душевнобольных из колоний и тюрем, где санитарами работали сами зэки. Вот и понаехало оттуда татуированных пациентов с намерением показать глубоко гражданским людям кузькину мать. Это сейчас больных могут посещать только родственники и то в дни свиданий, а тогда приезжал кто угодно.

Однажды дружки–уголовники привезли в лечебницу водки. Пациент в палате выпил сам, угостил других, и стали они буянить.

Затем каким–то образом открыли другую палату и, вооружившись осколками стекла, направились к выходу. Что могли сделать двое милиционеров и дежурившая в те сутки М.Кудян, вставшие на пути у толпы пьяных психов?

Страсти накалялись, и когда организатор попойки бросился к милиционеру, чтобы перерезать ему горло, остановить психопата смог только выстрел.Последняя попытка побега была в Гайтюнишках в 2000 году, когда из Могилевской тюрьмы привезли пациента, по словам М.Кудян, бежавшего не из одной колонии.

И эту уголовщину он навязывал здесь: назначал смотрящих, устанавливал какие–то законы, а тех, кто не соглашался, «уговаривал».— Это была наша головная боль, — признается собеседница.

— К тому же человек был частично вменяем, и мы пытались убедить коллег, что его место за решеткой. Однако диалог не складывался, пока не случилось вот что.

Ночью пациент с двумя больными тихонько отвел решетку, перерезал сигнализацию — и деру. Двоих его сообщников задержали сразу. На что и рассчитывал организатор, надеясь выиграть время самому. Но его тоже вернули.Собственно говоря, это был не единственный преступник, косивший под ненормального в надежде сменить тюремный быт на больничный.

Но его тоже вернули.Собственно говоря, это был не единственный преступник, косивший под ненормального в надежде сменить тюремный быт на больничный. Один осужденный, помнится, даже отгрыз ухо сокамернику и носил на шее как предмет гордости. Хотя если симулянту и удавалось каким–то образом проскользнуть мимо экспертов, в РПБГ, усомнившись в диагнозе, его отправляли на повторный осмотр.

Бывало, на свободу рвались и душевнобольные.

А один из них в период обострения сумел перелезть через высоченный забор прогулочного дворика, изодрав колючей проволокой руки. Его пыл охладил лишь предупредительный выстрел в воздух.Сейчас многое изменилось и в мерах безопасности, и в правилах внутреннего распорядка, и в отношении работников больницы к пациентам.

По мнению главврача, одна из причин побегов в том, что больные, наслушавшись страшных сказок о психушках, попросту боятся.

Поэтому в Гайтюнишках уже который год им рассказывают, что это за место, как проходит лечение.Он называл себя БогомМаргарита Георгиевна отводит меня в сторону. Как раз на физиопроцедуры в сопровождении санитара и милиционеров шла четверка из стражного корпуса. На мое предложение сделать пару фото лишь один больной просиял улыбкой, трое вжали головы в плечи и отвернулись.

Ясно. Колонна, запечатленная с тыла, прошествовала дальше.Улыбчивый же озирался до тех пор, пока не свернул за угол. Зовут его Константин Д. Рос единственным ребенком в семье, с хорошими отметками окончил школу и техникум. В вузе получил диплом менеджера–экономиста, но на работу по специальности сразу не устроился, отчего стал заглядывать в бутылку.

Так развился психоз, появились бредовые мысли и высказывания.

Костя считал себя Богом. И двум соседям по лестничной площадке разбил головы кирпичом в уверенности, что очищает Землю от недостойных.В Гайтюнишках Костя с 2007 года, больше не бредит.

Как может радуется жизни, играет в местном самодеятельном театре, поет. Стараниями специалистов пребывает в состоянии устойчивой ремиссии.Внутри «барака» длинные мрачные коридоры. На посту первого отделения строгого режима дежурит медработник.

Санитары попеременно заглядывают через глазок в палаты, металлические двери которых практически точь–в–точь как тюремные. Они открываются по расписанию: когда постояльцев ведут в туалет, столовую, на прогулку, перекур, процедуры и в душ.

К слову, с душевой корпус соединен зарешеченным коридором.

Моются пациенты тоже под присмотром работников, чтобы избежать каких–либо эксцессов.Кстати, строгий режим наблюдения в мужском отделении мало чем отличается от более лояльного — усиленного: тоже подъем, завтрак, прием лекарств, обход врача, работа с мультидисциплинарной бригадой (довольно распространенный подход к лечению) и прочее.

Принципиальное различие — при строгом на свиданиях и прогулке присутствует милиционер. Вместе с тем все пациенты могут получать посылки, бандероли, письма, содержимое которых, конечно же, внимательно изучается.

А вот деньги больным при себе иметь запрещено, дабы избежать подкупа и «неуставных отношений». В больнице также стараются пресекать хождение условной валюты, скажем, конфет–сигарет. Ведь кто знает, где грань безобидного обмена: ты мне конверты — я тебе полплитки шоколада.ВолчонокКогда 32–летнего Федора М.

только привезли в Гайтюнишки, насилу удалось стащить с него лохмотья, чтобы одеть в чистое. Олигофрен Федька жил в сельской местности с матерью–алкоголичкой и еще четырьмя такими же горемычными сестрами и братьями. Хотя Феде, инвалиду с детства, повезло куда меньше: его мать с девяти лет до 18 держала на цепи в сарае.

Странно, что соцслужбы заинтересовались мальчишкой только тогда, когда ему удалось сбежать.

Так и оказался в психоневрологическом интернате. Правда, долго он там не пробыл, поскольку жить по человеческим законам не умел.

Приняв на грудь, Федор размолотил голову другому пациенту.В РПБГ после пары–тройки обязательных для новичков процедур Федю с его нехитрым багажом определили в палату строгого режима. Психолог больницы Валентина Караляк говорит, что М. не умел ни писать, ни читать.

Не знал, что нужно переодеваться, снимать одежду, когда ложишься спать.

Какие уж тут планы на будущее и самокритика? Практически единственное, что Федя делал самостоятельно и хорошо, — это работал ложкой.За четыре года лечения его кое–чему да научили.

Назначили опекуна — родную сестру, которая получает Федину пенсию и должна о нем заботиться.

Хотя полоумный братец ее не особо интересует. Сам же Федор за это время стал на удивление общительным, шлет письма с просьбой о помощи в Красный Крест, волонтерам. К тому же человек этот оказался очень энергичным, посещает много занятий. Особенно любит музыкотерапию: горланит песни, хоть и мимо нот.Не так активны те, чей «срок» уже лет десять.
Особенно любит музыкотерапию: горланит песни, хоть и мимо нот.Не так активны те, чей «срок» уже лет десять.

Им просто лень. Занятия не жалуют, только едят, глотают таблетки, спят да газетки почитывают. Что беспокоит здешнюю администрацию: как вернуть в социум иждивенцев?

Но ничего не поделаешь, производств с оплатой труда для пациентов в РПБГ нет. Да и зачем напрягаться, когда пенсия и без того капает на счет больного или опекуна.Господин СерегаЕсть здесь особая комната, для буйных, наблюдательная палата называется. Вместо двери в ней решетка, а напротив, по ту сторону, — персональный «ангел–хранитель», или просто санитар.

Он смотрит, чтобы больной ничего с собой не сделал. Недавно тут сидел совсем молодой шизофреник Сергей К.

Поступил полгода назад: выпил, убил сожителя бабушки. Сейчас К. на прогулке. Ходит, угрюмый, вдоль забора.

Медработники рассказывают, что пока это естественное его состояние. Парень со всеми скандалит, ночами другим спать не дает, возможно, и ударил бы кого-то, если бы не санитары.

Однако М.Кудян говорит, что далеко не все психически нездоровые люди — правонарушители. Они оступаются гораздо реже обычных граждан. К тому же более 80 процентов подопечных совершают преступления, будучи выпившими.Как кормят пациентовТем временем в пищеблоке уже раскладывали по кастрюлям обед.

Дежурный врач с главным поваром взвешивали огромные емкости с первым, вторым, третьим, четвертым. Цифры на весах и бумаге сходятся, и крепкие парни в зеленом — санитары — уносят кастрюли по отделениям. «Стражники» трапезничают в своей столовой в присутствии работников, которые потом уведут больных в палату.

После каждого приема пищи здесь пересчитывают тарелки и ложки. «Чтобы не унесли и мыслей ненужных не было, — коротко объясняет главврач.

— Хотя покончить с собой в Гайтюнишках еще никому не удавалось». Тарелки здесь металлические, вилок и ножей нет, а нож, которым пользуются работники, хранится в сейфе. Маргарита Кудян говорит, что палаточное кормление очень удобно для контроля, особенно на строгом режиме.

Ведь когда людей много, можно где–нибудь и затеряться.Новинки: новый адрес НадеждыНадежду В. как страдающую психическими расстройствами освободили от уголовной ответственности 21 марта, назначив принудительное лечение.

Она едва не убила свою пятилетнюю дочь, сбросив ее с моста в реку, затем прыгнула сама.

Благо обеих спасли очевидцы. Теперь Надя по решению суда находится в Республиканском научно–практическом центре психического здоровья, в единственном в Беларуси женском отделении строгого режима.Всего в стражном корпусе 30 пациенток. «Марина», — знакомит меня с одной из них заместитель директора РНПЦ психического здоровья Сергей Осипчик. Она родила ребенка, а через 10 дней сожгла его.

Оля. Выбросила своего малыша в окно, как она говорит, чтобы спасти.

Аня. Эта совсем еще юная девушка поступила в апреле 2012 года.

Жила отдельно от матери, отец умер, друзей нет и никогда не было, соседи сторонились.— За что вы здесь? — спрашиваю.— Убила двоих. Один был младше, страшное сделал, не хочу рассказывать.

Я отомстила — подсыпала в стакан с вином таблетки. Он упал, но еще шевелился, и я ему на шею надавила.— Сопротивлялся.— Немного.

Потом перестал.Аня рассказала, как вытащила его в прихожую, потом на балкон и опять в прихожую.

В итоге труп оказался под дверью у соседей, на полу валялись шприцы.

Второго своего приятеля она убила через полгода.— Я сильно пьяная была. Он надо мной смеялся, и я успокоила его мясорубкой.С соседками по палате Аня старается не конфликтовать, но за глаза критикует — одну за убийство своих детей, вторую за убийство матери, третью — отца. Говорит, что не высказывается и при медработниках, опасаясь, что те назначат страшные лекарства.

Больной себя не считает. Сергей Осипчик позже рассказал, что Анино состояние по–прежнему нестабильно, наблюдаются периодические обострения. Критика снижена, принимать лечение не хочет.Вроде преступник, а кто виноват?Всего в РНПЦ психического здоровья четыре вида наблюдения. Здесь милиция тоже дежурит лишь по периметру и что творится внутри — забота врачей.

Однако в отличие от Гайтюнишек пациенты строгого и усиленного режимов вне корпуса передвигаются в наручниках, в сопровождении санитара и сотрудника с собакой, едят в столовой за привинченными к полу столами.

Кровати в палатах тоже зафиксированы. Еще одна особенность — ступенчатость режимов для убийц, насильников и истязателей. То есть в зависимости от состояния больного возвращают к нормальной жизни постепенно, переводят со строгого вида наблюдения на усиленный, затем на обычный и амбулаторный.
Это позволяет, отмечает С.Осипчик, сформировать правильные привычки:

— Почти в 99 процентах случаев агрессия психически страдающих людей — реакция на отношение к ним окружающих.

Общество нужно учить быть терпимее, а абсолютная изоляция — не метод.— Но с другой стороны, он раз убил, два убил. Соседи живут в страхе, ведь больному может показаться, что на него не так посмотрели, не то сказали или что–то там нашептали голоса.— Ну уживаемся же как–то с вернувшимися из колоний. Это неизбежность, которую несет на себе человечество.

Здесь еще вот какой момент. Объясню на примере. Минчанин, не так давно сбросивший с балкона двухлетнюю девочку, — наш постоянный клиент. Обычно его привозили по «скорой», и каждый раз мать, вместо того чтобы оставить сына на полный курс, забирала его через два–три дня.

Лекарств дома ему тоже не давала, не обращала внимания и на то, что парню нужен абсолютный покой.В тот злосчастный день родственники попросили семейство присмотреть за дочкой и уехали по делам. Хозяйка вышла на кухню, оставив малышку в комнате с сыном.

А когда ребенок расплакался, шизофреник понес девочку на балкон. И кто здесь виноват?Бывает, что неадекватное поведение детей перенимают любящие родители, особенно матери:

«Сын говорит, что за ним следят, и ведь действительно следят»

. «Не пойду в больницу, там плохо», — уверяет чадо.

«Да, никаких больниц».* * *

Как правило, после выписки большая часть душевнобольных возвращается в интернаты и лишь немногие — в семьи.

Бывали случаи, когда они приживались при монастырях.

Специалисты обеих лечебниц признаются, что нельзя прогнозировать, оступятся ли снова их «выпускники».

Так же как и гарантировать, что вне больничных стен они будут принимать лекарства и не потянутся к рюмке.Но уж лучше пусть все остается как есть. Да и самим психически нездоровым преступникам в наших казенных домах живется неплохо. И лично я ничего против этого не имею.

А вот перспектива, о которой уже поговаривают, что подобные спецучреждения сократят и выпустят их обитателей на волю, настораживает.

Что бы ни говорили о всеобщей терпимости, жить по соседству с недолечившимся маньяком мне совсем не хочется.Советская Белоруссия №64 (24447).

Суббота, 5 апреля 2014 года.Фото автора и Артура Прупаса, «СБ» Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter Добавить SB.BY в источник новостей Людмила ГЛАДКАЯ Версия для печати Загрузка.

Правила внутреннего распорядка для пациентов СПб ГКУЗ «Психиатрическая больница Святого Николая Чудотворца»

1.

ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ. 1.1. Правила внутреннего распорядка для пациентов государственного казенного учреждения здравоохранения СПб ГКУЗ

«Психиатрическая больница Святого Николая Чудотворца»

(далее – Правила) – являются организационно-правовым документом, определяющим в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере здравоохранения порядок обращения пациента в стационар и медико-реабилитационное отделение, дневной стационар, порядок госпитализации и выписки, права и обязанности пациента, правила поведения в стационаре, осуществление выдачи справок, выписок из медицинской документации учреждением здравоохранения и распространяющий свое действие на всех пациентов, находящихся в стационаре, а также обращающихся за медицинской помощью.

Внутренний распорядок определяется нормативными правовыми актами органов государственной власти, настоящими Правилами, приказами и распоряжениями главного врача. Правила составляются администрацией СПб ГКУЗ

«Психиатрической больницы Святого Николая Чудотворца»

(далее – Больницы), с учетом гарантий, предусмотренных Законом РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Настоящие Правила обязательны для персонала и пациентов, а также иных лиц, обратившихся в Больницу или ее структурные подразделения, разработаны в целях реализации, предусмотренных законом прав пациента, создания наиболее благоприятных возможностей оказания пациенту своевременной медицинской помощи надлежащего объема и качества.

1.2. Правила внутреннего распорядка для пациентов больницы включают: 1.2.1. порядок обращения пациента; 1.2.2.

порядок организации приема пациентов в дневном стационаре; 1.2.3. порядок госпитализации и выписки пациента; 1.2.4.

права и обязанности пациента; 1.2.4. правила поведения пациентов в стационаре; 1.2.5. порядок разрешения конфликтных ситуаций между больницей и пациентом; 1.2.6.

порядок предоставления информации о состоянии здоровья пациента; 1.2.7.

порядок выдачи справок, выписок из медицинской документации пациенту или другим лицам; 1.2.8. время работы Больницы и её должностных лиц; 2.

ПОРЯДОК ОБРАЩЕНИЯ ПАЦИЕНТА 2.1.

В Больнице оказываются амбулаторная и стационарная медицинская помощь.

2.2. В случае самостоятельного обращения граждан либо доставлении их в учреждение по экстренным показаниям, дежурным врачом больницы оказывается необходимая неотложная помощь, решается вопрос о госпитализации. Дежурный врач обязан немедленно поставить в известность дежурного УВД по телефону 02 о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий.

2.3. Иностранным гражданам в случае возникновения состояний, представляющих непосредственную угрозу жизни или требующих срочного медицинского вмешательства, медицинская помощь оказывается в объеме необходимом для устранения угрозы жизни. 2.4. Общие правила поведения пациентов и посетителей включают в себя правила о том, что в помещениях больницы и его структурных подразделений запрещается: — нахождение в верхней одежде, без сменной обуви (или бахил); — курение в зданиях и помещениях больницы; — распитие спиртных напитков, употребление наркотических средств, психотропных и токсических веществ; — появление в состоянии алкогольного, наркотического и токсического опьянения, за исключением необходимости в экстренной и неотложной медицинской помощи; — играть в азартные игры; -. громко разговаривать, шуметь, хлопать дверьми; — пользование мобильной связью при нахождении на приеме у врача, во время выполнения процедур, манипуляций, обследований; — пользование служебными телефонами; — выбрасывание мусора, отходов в непредназначенные для этого места.

3. ПОРЯДОК ОРГАНИЗАЦИИ ПРИЕМА ПАЦИЕНТОВ В ДНЕВНОМ СТАЦИОНАРЕ 3.1. При необходимости получения первичной специализированной медицинской помощи, оказываемой врачами психиатрами, пациент обращается в кабинет амбулаторного приема врача психиатра участкового (взрослого или детского населения), оказываемой врачами психиатрами-наркологами, пациент обращается в кабинет амбулаторного приема врача психиатра-нарколога. 3.2. При состояниях, требующих срочного медицинского вмешательства, угрожающих жизни или здоровью гражданина или окружающих его лиц, пациент, как правило, должен обращаться на станцию скорой медицинской помощи, по телефону 03.

3.3. При первичном обращении на пациента заводится медицинская карта амбулаторного обратившегося за психиатрической (наркологической) помощью, которая хранится в кабинете врача и в которую вносятся следующие сведения о пациенте: — фамилия, имя, отчество (полностью); — пол; — дата рождения (число, месяц, год); — адрес по данным прописки (регистрации) на основании документов, удостоверяющих личность (паспорт, регистрационное свидетельство); — гражданство; — номер регистрационного свидетельства (для иностранцев); 3.4.

Приём больных врачом амбулатории проводится согласно графику. Врач может прервать приём больных для оказания неотложной помощи больному.

Режим работы амбулаторного приема: понедельник – пятница с 08.00 до 17.30, суббота, воскресенье – выходной. 3.5. Информацию о времени приема врачей, о времени и месте приема населения главным врачом и его заместителем пациент может получить с помощью информационных стендов, расположенных в холле больницы. 3.6. Направление пациентов, нуждающихся в оказании медицинской помощи в стационарных условиях, осуществляется амбулаторно-поликлиническим подразделением учреждения после предварительного обследования пациента или дежурным врачом.

3.7. И в амбулаторном структурном подразделении, и в стационарных структурных подразделениях с правилами пациент либо его законный представитель знакомятся под роспись в медицинской документации. 4.1. Госпитализация в стационар осуществляется в следующих формах: -по направлению на плановую госпитализацию; -по экстренным показаниям по направлению врачей медицинских учреждений, врачей скорой медицинской помощи; -самостоятельное обращение больных; -по постановлению суда о назначении принудительного лечения, госпитализации в недобровольном порядке.

4.2. Плановая госпитализация пациентов осуществляется при предъявлении следующих документов: — документ, удостоверяющий личность. — документ, удостоверяющий личность опекуна (недееспособным), одного из родителей (несовершеннолетним); — копия постановления суда о лишении дееспособности и копия постановления о назначении опекуна (недееспособным); — доверенность представителю учреждения, где проживает несовершеннолетний или недееспособный, от руководителя; — направление на госпитализацию с результатами обследования в соответствии с СанПиН: на туберкулез (флюорография — результаты действительны в течение года) на дифтерию (результаты действительны в течение 2-х недель) на кишечные инфекции (результаты действительны в течение 2-х недель) на гельминты (результаты действительны в течение 2-х недель) — подростки, старше 16 лет, поступающие на стационарное лечение, должны иметь сведения об отсутствии контактов с инфекционными больными в течение 21 дня до госпитализации — подробная выписка из амбулаторной карты и истории болезни. 4.3. Прием больных в стационар производится: — экстренных больных – круглосуточно; — плановых больных: — с 08.00.

до 17.00, кроме субботы, воскресенья.

4.4. В стационар больные поступают и направляются в соответствующее отделение, по гендерному принципу, после врачебного осмотра и санитарной обработки, согласно назначению дежурного врача. Санитарную обработку больного в установленном порядке проводит младший или средний медицинский персонал больницы.

Верхнюю одежду, нательное белье, обувь, деньги и ценные вещи больные отдают при поступлении под опись дежурной сестре отделения.

Больным воспрещается оставлять при себе деньги, ценные вещи и документы. 4.5. В случае госпитализации больного в стационар по экстренным показаниям дежурный врач обязан выяснить сведения об эпидемическом окружении. 4.6. При госпитализации оформляется медицинская карта стационарного больного.

4.7. При госпитализации больного медицинский персонал обязан проявлять к нему чуткость и внимание.

Сопровождение пациента в соответствующие отделения осуществляется санитаром отделения, с последующей передачей его дежурной медицинской сестре. 4.8. Средний медицинский персонал обязан ознакомить пациента с правилами внутреннего распорядка для пациентов больницы под роспись. 4.9. В случае отказа пациента от госпитализации дежурный врач оказывает больному необходимую медицинскую помощь и в журнале учета приема больных и отказов в госпитализации делает запись о состоянии больного, причинах отказа в госпитализации и принятых мерах.

4.10. Выписка производится ежедневно, кроме выходных и праздничных дней, лечащим врачом по согласованию с заведующим отделением. Выписка из больницы разрешается: — при улучшении, когда по состоянию здоровья больной может без ущерба для здоровья продолжать лечение в амбулаторно-поликлиническом учреждении или домашних условиях; — при необходимости перевода больного в другое учреждение здравоохранения; — по письменному требованию родителей, либо другого законного представителя больного, если выписка не угрожает жизни и здоровью больного и не опасна для окружающих, 4.11. Медицинская карта стационарного больного после выписки пациента из стационара оформляется и сдается на хранение в архив больницы.

4.12. При необходимости получения справки о пребывании (сроках пребывания) на стационарном лечении, выписки (копии) из медицинских документов и других документов необходимо обратиться к заведующему отделением, в котором находился на лечении пациент, в установленные дни и часы приема. При этом пациенту необходимо заранее подать заявку в письменном виде и по истечении недели с момента подачи заявки пациент может получить запрашиваемый документ.

4.13. В случае доставки больных, не способных сообщить о себе сведения, без документов, удостоверяющих личность (свидетельства о рождении, паспорта), либо иной информации, позволяющей установить личность пациента, медицинские работники обязаны информировать правоохранительные органы по месту расположения больницы.

5.1. При обращении за медицинской помощью и ее получении пациент имеет право на:

  1. облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, доступными способами и средствами, если таковое не препятствует диагностическому процессу;
  2. подачу без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату;
  3. обследование, лечение и нахождение в больнице в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим и противоэпидемическим требованиям;
  4. сохранение медицинскими работниками в тайне информации о факте его обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами;
  5. исполнение религиозных обрядов, соблюдение религиозных канонов, в том числе по согласованию с администрацией право иметь религиозную атрибутику и литературу;
  6. обращение непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных Законом о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании;
  7. отказ от оказания (прекращения) медицинской помощи, от госпитализации, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами;
  8. выписывание газет и журналов;
  9. встречу с адвокатом и священнослужителем наедине;
  10. получение информации о фамилии, имени, отчестве, должности его лечащего врача и других лиц, непосредственно участвующих в оказании ему медицинской помощи;
  11. получение наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствие с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде
  12. получение в доступной для него форме полной информации о состоянии своего здоровья, применяемых методах диагностики и лечения, а также на выбор лиц, которым может быть передана информация о состоянии его здоровья;
  13. добровольное информированное согласие пациента на медицинское вмешательство в соответствии с законодательными актами;
  14. получение разъяснения по основаниям и целям помещения его в психиатрический стационар;

Следующие права могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья или безопасности других лиц:

  1. Иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой
  2. Получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы
  3. Пользоваться телефоном
  4. Принимать посетителей
  5. Вести переписку без цензуры

Платные услуги (индивидуальная подписка на газеты и журналы, услуги связи и т.д.) осуществляются за счет пациента, которому они предоставляются. 5.2. Пациенты обязаны:

  1. своевременно ставить в известность дежурный медицинский персонал об ухудшении состояния здоровья;
  2. во время обхода врачей, в часы измерения температуры, во время тихого часа находиться в палатах;
  3. сдавать полученные во время передач продукты палатной сестре, так как хранить продукты в прикроватных столиках воспрещается;
  4. принимать от посетителей (родственников и знакомых) лишь те продукты питания, которые разрешены администрацией (список разрешенных для передачи продуктов питания вывешивается администрацией на видных местах в приемной для посетителей в отделениях больницы);
  5. незамедлительно сообщать врачу или медицинской сестре о повышении температуры, насморке, кашле, появлении одышки или других расстройств дыхания, рвоте, вздутии живота, появлении сыпи и т.д.

Пациентам предлагается: -не доверять свои секреты посторонним; -не приглашать в больницу случайных знакомых; -не держать в палате одежду, деньги, ценные вещи, украшения, имевшиеся в момент госпитализации; все это при первой же возможности лучше вернуть родным – за ценные вещи, не сданные на хранение, администрация ответственности не несет; -не приносить и не передавать больным скоропортящиеся продукты, а также продукты, купленные с рук.

Передача должна быть упакована в прозрачный полиэтиленовый пакет и храниться в холодильнике в отделении. -сообщать персоналу отделения об обнаруженных подозрительных вещах, оставленных без присмотра. 5.4. О всех претензиях и недовольствах больные заявляют старшей медицинской сестре, или дежурному врачу, не вступая в какие-либо споры и пререкания с ухаживающим и обслуживающим персоналом и между собой.

Больные могут записывать свои претензии, заявления и предложения в жалобную книгу, которая хранится у старшей медицинской сестры отделения. 6. ПРАВИЛА ПОВЕДЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ В СТАЦИОНАРЕ 6.1. В стационарных отделениях больницы устанавливается Распорядок дня: 7.30-9.00 – подъем, уборка постелей, измерение температуры, утренний туалет, сдача анализов, обследования натощак 9.00 — 10.00 – завтрак 10.00 — 12.30.

– врачебный обход, выполнение врачебных назначений, трудотерапия.

12.30- 13.00 – отдых, прогулка 13.00- 14.00 – обед 14.00- 16.00 – тихий час 16.00- 17.00 – отдых, прогулка 17.00- 18.00 – ужин 18.00- 22.00- отдых, процедуры, прием лекарств 20.00-21.00 – обход дежурного врача 21.00-22.00 – вечерние гигиенические процедуры, приём лекарств. 22.00-22.30 – отбой. 6.2. Посещения на отделениях Приём посетителей: понедельник с 15.00 до 16.00, среда с 14.30 до 16.00 (беседа с лечащим врачом, зав. отделением) суббота с 11.00 до 13.00 8,10 и 13 отделение: среда с 14.30 до 16.00 (беседа с лечащим врачом, зав.

отделением); суббота с 11.00 до 13.00 В некоторых случаях по распоряжению заведующего отделением свидания с родственниками разрешаются в другие часы.

Порядок посещения больных установлен согласно требованиям: Постановления Правительства РФ № 1040 от 15.09.99г.

«О мерах по противодействию терроризму.

Об отмене посещений в связи с карантином или по другой причине больных извещают.

6.3. После часа отхода ко сну все больные должны быть в кровати, хождение или сидение в палатах категорически воспрещается. 6.4. При стационарном лечении пациент может пользоваться личным бельем, одеждой и сменной обувью, принимать посетителей в установленные часы и специально отведенном месте, за исключением периода карантина, и если это не противоречит санитарно-противоэпидемическому режиму. 6.5. В палате необходимо поддерживать чистоту и порядок, ничего не хранить под подушками и матрацем.

Мусор должен незамедлительно помещаться в специальный бак для сбора бытовых отходов.

  1. оказывать содействие медицинскому персоналу в процессе обследования и лечения;
  2. терпимо и благожелательно относиться к другим пациентам;

За порчу мебели, оборудования и инвентаря больницы, происшедшую по вине больных, последние несут материальную ответственность в размере стоимости испорченной вещи.

6.7. Во время пребывания в больнице пациентам запрещается: — хранить в палате опасные и запрещенные предметы; — — использовать нагревательные приборы, электрические кипятильники, чайники, телевизоры, магнитофоны и другие электроприборы; — использовать электронные устройства, имеющие электромагнитное излучение; — включать освещение, аудио, видео аппаратуру, телефоны, а также ходить по палате и отделению во время, предназначенное для сна и отдыха; — самостоятельное ремонтировать оборудование, мебель; — иметь колющие и режущие предметы, бьющуюся посуду; — использовать постельное белье, подушки и одеяла со свободных коек в палатах; — совершать прогулки по территории больницы без разрешения врача; — выходить за территорию больницы. — самовольно отлучаться из больницы; — — — — — За нарушение режима и правил внутреннего распорядка больного могут выписать с соответствующей отметкой в выписных документах и больничном листе. Нарушением является:

  1. курение и употребление алкогольных напитков;
  2. самовольный уход из отделения и из больницы;
  3. несоблюдение рекомендаций врача;
  4. неявка или несвоевременная явка на прием к врачу или на процедуру;
  5. прием лекарственных препаратов по собственному усмотрению;
  6. нарушение режима дня.
  7. грубое или неуважительное отношение к персоналу;

7.

ПОРЯДОК РАЗРЕШЕНИЯ КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЙ МЕЖДУ БОЛЬНИЦЕЙ И ПАЦИЕНТОМ 7.1. В случае нарушения прав пациента, он (его законный представитель) может обращаться с жалобой непосредственно к заведующему отделением, заместителю главного врача по медицинской части или главному врачу больницы, вышестоящую организацию и в суд в порядке, установленном действующим законодательством.

8. ПОРЯДОК ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ О СОСТОЯНИИ ЗДОРОВЬЯ ПАЦИЕНТОВ 8.1.

Информация о состоянии здоровья предоставляется пациенту в доступной, соответствующей требованиям медицинской этики и деонтологии форме лечащим врачом, заведующим отделением или должностными лицами больницы. Она должна содержать сведения о результатах обследования, наличии заболевания, диагнозе и прогнозе, методах обследования и лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства и их последствиях, а также о результатах проведенного лечения и возможных осложнениях. 8.2. В отношении лиц, признанных в установленном законном порядке недееспособными, информация о состоянии здоровья пациента предоставляется их законному представителю.

8.3. В случае отказа опекуна от получения информации о состоянии здоровья недееспособного делается соответствующая запись в медицинской документации. 8.4. Информация, содержащаяся в медицинской документации, составляет врачебную тайну и может предоставляться без согласия пациента и его законных представителей только по основаниям, предусмотренным действующим законодательством 9.

ПОРЯДОК ВЫДАЧИ СПРАВОК, ВЫПИСОК ИЗ МЕДИЦИНСКОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ ПАЦИЕНТУ ИЛИ ДРУГИМ ЛИЦАМ 9.1. Порядок выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность, а также выписок из медицинской документации, регламентировано действующим законодательством. 9.2. Документами, удостоверяющими временную нетрудоспособность больного, являются установленной формы листок нетрудоспособности, порядок выдачи которого утвержден приказом Минздравсоцразвития России от 29.06.2011 N 624н

«Об утверждении Порядка выдачи листков нетрудоспособности»

(Зарегистрировано в Минюсте России 07.07.2011 N 21286) 10.

ВРЕМЯ РАБОТЫ БОЛЬНИЦЫ И ЕЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ЛИЦ 10.1. Режим работы больницы круглосуточный.

10.2. Режим работы дневного стационара с 08.00 до 17.30 понедельник-пятница., суббота, воскресенье — выходной. 10.3. Соблюдение распорядка дня является обязательным для всех пациентов и их законных представителей.

10.4. По вопросам организации медицинской помощи в учреждении можно обращаться к: — заведующим отделениями среда с 14.30 до 16.00 часов, — зам. главного врача по медицинской части среда с 15. 00 до 17.00 часов. — непосредственно к главному врачу больницы понедельник с 14.00 до 16.30 часов

    Поделиться:

© СПБ ГКУЗ «ПБ Святого Николая Чудотворца» Адрес: 190121, Санкт-Петербург, Наб.р.Мойки,126 Телефон: (812) 714-14-44 Email:

Комментарии к законам

2.

Лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении применения или об изменении такой меры.

Освидетельствование такого лица проводится по инициативе лечащего врача, если в процессе лечения он пришел к выводу о необходимости изменения принудительной меры медицинского характера либо прекращения ее применения, а также по ходатайству самого лица, его законного представителя и (или) близкого родственника.

Ходатайство подается через администрацию учреждения, осуществляющего принудительное лечение, вне зависимости от времени последнего освидетельствования. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения.

Первое продление принудительного лечения может быть произведено по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно. (в ред. Федерального закона от 20.03.2001 N 26-ФЗ) 3.

Изменение или прекращение применения принудительной меры медицинского характера осуществляется судом в случае такого изменения психического состояния лица, при котором отпадает необходимость в применении ранее назначенной меры либо возникает необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера.

4. В случае прекращения применения принудительного лечения в психиатрическом стационаре суд может передать необходимые материалы в отношении лица, находившегося на принудительном лечении, органам здравоохранения для решения вопроса о его лечении или направлении в психоневрологическое учреждение социального обеспечения в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о здравоохранении.Комментарий к статье 1021. В связи с тем что принудительные меры направлены на возможное излечение лица, страдающего психическим расстройством, а также на снижение или устранение его опасности для общества, заранее определить срок пребывания такого лица в лечебном учреждении или его амбулаторного наблюдения невозможно.

Поэтому принудительное лечение после его назначения судом продолжается до тех пор, пока наблюдение за больным не позволит сделать вывод об улучшении состояния его психического здоровья и (или) снижении его общественной опасности до такой степени, когда представится возможным отменить принудительное лечение или изменить его вид. 2. В отличие от УК РСФСР в новом УК более четко урегулированы вопросы продления, изменения и прекращения принудительного лечения в соответствии с Принципами защиты лиц, страдающих психическим заболеванием, и улучшения здравоохранения в области психиатрии, утвержденными резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1991 г. N 46/119. 3. Для того чтобы принудительное лечение не превратилось в бессрочное пребывание в психиатрическом стационаре лиц, совершивших общественно опасное деяние в состоянии невменяемости или заболевших психическим расстройством после совершения преступления, в Кодексе определены сроки обязательного освидетельствования таких лиц комиссией врачей-психиатров.

Данная норма — «не реже одного раза в шесть месяцев» — впервые предусмотрена законом. До принятия настоящего Кодекса периодичность освидетельствования регламентировалась Временной инструкцией Минздрава СССР. Многолетняя практика показала, что при установленной УК частоте освидетельствований нет опасности пропустить перемену в состоянии больного и задержать его на принудительном лечении без достаточных оснований; вместе с тем она не является и слишком частой, чтобы стать обременительной для врачей, а также сделать саму процедуру ненужной формальностью.

Формулировка закона, с одной стороны, не допускает превышения этого срока, а с другой — позволяет лечащим врачам при наличии к тому оснований ставить вопрос о прекращении или изменении вида принудительного лечения и в более короткий срок (т.е.

не дожидаясь истечения шести месяцев). 4. Комиссия врачей-психиатров, которая проводит периодические освидетельствования больных, находящихся на принудительном лечении, в соответствии с Методическим письмом МЗ РФ

«О порядке применения принудительных и иных мер медицинского характера в отношении лиц с тяжелыми психическими расстройствами, совершивших общественно опасные деяния»

, обычно состоит из врачей учреждения, осуществляющего данные меры, список которых утверждается органом управления здравоохранением, которому подчинено учреждение.

В этот список могут быть включены и специалисты, не являющиеся сотрудниками данного учреждения. Предусматривается также возможность в особенно сложных случаях помещать больного для обследования и решения вопроса об отмене, изменении формы или продлении принудительного лечения (см. комментарий к ст. 14 Закона) в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им.

В.П. Сербского (п. 2 указанного Методического письма). Минздрава РФ от 23.07.1999 N 2510/8236-99-32 утратило силу в связи с изданием Минздрава РФ от 10.05.2001 N 2510/4817-01-25 «Об отмене методического письма». 5. Основанием для решения вопроса о продлении, изменении и прекращении применения принудительного лечения может быть только состояние психического здоровья лица, в отношении которого применяются принудительные меры.

6. Результаты освидетельствования, независимо от конкретных выводов, к которым пришла комиссия врачей (о продлении, изменении или прекращении лечения), администрация представляет в суд, который принимает соответствующее решение. 7. Определенной новацией по сравнению с Уголовным кодексом РСФСР 1960 г.

является требование о том, чтобы суд принимал решение и о продлении принудительной меры.

Как следует из закона, первое продление производится судом через шесть месяцев после ее назначения.

В последующем вопрос о необходимости продления принудительного лечения рассматривается судом ежегодно. До принятия настоящего Кодекса в соответствии с упоминавшейся Временной инструкцией (утверждена Приказом Минздрава СССР от 21 марта 1988 г. N 225) продление принудительного лечения без изменения его вида осуществлялось по решению комиссии врачей-психиатров.

Поскольку максимальные сроки принудительного лечения законом не установлены, это приводило иногда к тому, что оно продолжалось до 20 и более лет без какого-либо вмешательства суда.

Такой порядок вошел в противоречие с общим направлением развития и совершенствования организации психиатрической помощи и ее правовых основ. Так, в соответствии с Законом РФ

«О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»

(см.

комментарии к ст. ст. 32 — 36 Закона) при госпитализации в психиатрическую больницу в недобровольном порядке необходима санкция судьи, который рассматривает вопрос с участием прокурора и обязательным присутствием самого больного (обычно судья выезжает для этого в больницу).

Предусмотренный этим Законом судебный контроль не ограничивается только обоснованностью помещения больного в стационар; в течение полугода пребывания лица в больнице ежемесячно проводятся комиссионные освидетельствования, а по истечении шести месяцев решение о продлении недобровольного содержания в стационаре по представлению администрации больницы вновь принимается судьей. В дальнейшем аналогичная судебная процедура повторяется ежегодно. Таким образом, установление настоящим Кодексом аналогичного порядка и в отношении продления принудительных мер медицинского характера соответствует тенденции развития психиатрии в направлении укрепления гарантий защиты прав человека, большей демократизации, гуманизации и усиления контроля со стороны общества за обоснованностью применения различных мер психиатрической помощи, особенно осуществляемых в недобровольном (в том числе принудительном) порядке.

8. Основания для продления принудительных мер медицинского характера сформулированы в ч. 2 ст. 102 УК от противного, как

«отсутствие оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера»

.

Под этой формулировкой следует понимать, что критерии применения принудительных мер, приведенные в ч. 2 ст. 97 и в ст. ст. 100, 101 Кодекса, имевшие место при назначении данной меры, сохраняются и в настоящее время. Поэтому врачебные комиссии, принимая решение о необходимости продления принудительной меры медицинского характера, должны не просто констатировать отсутствие существенных изменений в клиническом состоянии больного, но и проанализировать его состояние и другие данные с точки зрения его опасности для себя и других лиц.

При этом комиссия не должна исходить только из состояния больного на момент освидетельствования, ибо больной может не представлять опасности в связи с временным улучшением или проводящейся в стационаре интенсивной терапией.

Необходимо оценить психическое расстройство в прогностическом аспекте с учетом проводящегося лечения и динамики состояния за время применения принудительной меры. При отсутствии данных, говорящих о стойкости достигнутого безопасного состояния, следует рекомендовать продление принудительной меры медицинского характера.

Так же следует подходить и к продлению принудительных мер медицинского характера лицам, у которых на данный момент (во время очередного освидетельствования комиссией) восстановилась способность осознавать фактический характер, общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими, если сохраняется достаточно высокая вероятность повторения патологических состояний, исключающих такую способность. Примером могут служить больные эпилепсией, совершившие общественно опасные деяния в состоянии одной из разновидностей закономерно повторяющихся у них пароксизмальных (приступообразных) состояний (эпилептического припадка, сумеречного состояния, дисфории).

Принудительные меры в отношении этих лиц нередко применяются, несмотря на то что вне названных пароксизмальных состояний они способны правильно воспринимать и оценивать окружающее, а также руководить своими действиями. Необходимость применения данных мер диктуется лишь высокой вероятностью повторения и необходимостью предотвращения указанных состояний, возникновение которых не зависит от воли этих лиц и может причинить значительный ущерб обществу.

9. Основания для изменения или прекращения применения принудительной меры медицинского характера в ч.

3 ст. 102 изложены вместе, хотя они существенно различаются. Для прекращения принудительного лечения необходимо, чтобы

«отпала необходимость в применении ранее назначенной меры»

. Поскольку речь идет о прекращении любой из предусмотренных данным Кодексом принудительных мер (ст.

99), должно отсутствовать общее основание, которое в ч. 2 ст. 97 трактуется как наличие психических расстройств, связанных

«с возможностью причинения иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц»

. В клиническом отношении наиболее убедительным показанием для прекращения применения любой принудительной меры медицинского характера является выздоровление.

Этот критерий, казалось бы, абсолютно ясен и однозначен: если психическое расстройство полностью прошло и человек выздоровел, совершенно отпадают основания для применения к нему каких бы то ни было медицинских мер. К сожалению, не часто встречаются случаи, когда можно с достаточной уверенностью говорить о полном выздоровлении. Так, лицо может излечиться от алкогольного психоза, но, во-первых, при сохраняющемся алкоголизме, выздоровление от которого всегда проблематично, остается высокая вероятность рецидива.

Если подойти формально, в таком случае надо говорить о новом заболевании алкогольным психозом, хотя большого принципиального значения это не имеет. Поскольку закон призван охранять не только интересы больного, но и интересы общества, необходимы гарантии того, что опасное деяние, обусловленное психическим расстройством, не повторится.

Во-вторых, можно ли считать выздоровление от алкогольного психоза полным, если не наступило выздоровление от алкоголизма, являющегося необходимым условием (и даже главной причиной) его возникновения?

Рассмотренная ситуация характерна не только для алкоголизма и алкогольных психозов, но и для ряда других расстройств психотического уровня, развивающихся на почве умеренно выраженных (пограничных) психических нарушений, общесоматических заболеваний и т.д. К ним можно отнести состояния декомпенсации (патохарактерологические развития, реакции) при психопатиях (расстройствах личности), интоксикационные психозы при нарко- или токсикоманиях, соматогенные психозы при хроническом соматическом заболевании, реактивные психозы при сохраняющейся психотравмирующей ситуации и т.п.

Во всех этих случаях речь идет о необходимости лечебного воздействия не только на само расстройство, приведшее к ООД и (или) явившееся основанием для освобождения лица от уголовной ответственности или наказания, но и на патологическую почву, ставшую условием или даже причиной возникновения этого расстройства, т.е.

о профилактике рецидива или повторения заболевания, вероятность которых достаточна велика.

Таким образом, хотя случаи полного выздоровления в собственном смысле, безусловно, могут иметь место (психозы на почве случайной однократной интоксикации; симптоматические психозы при инфекционных или общесоматических заболеваниях, которые полностью излечены; реактивные психозы на почве разрешившейся впоследствии психогении), они встречаются сравнительно редко, что ограничивает возможность применения критерия выздоровления как основания для прекращения принудительного лечения. Гораздо чаще приходится иметь дело не с выздоровлением, а с таким изменением психического состояния, при котором отпадает необходимость в применении принудительных мер.

Как уже отмечалось, в соответствии с ч. 2 ст. 97 УК, это означает, что психическое расстройство данного лица не связано больше с возможностью причинения существенного вреда либо его опасностью для себя или других лиц.

При этом речь совершенно обоснованно идет не обязательно об улучшении, а именно об изменении состояния, лишь бы оно сопровождалось снижением потенциальной опасности лица.

Чаще всего это бывает связано с улучшением клинического состояния, развившимся в результате проведенного лечения и (или) реабилитационных мероприятий. Но нередко снижение вероятности совершения опасных деяний не сопровождается существенным изменением клинико-психопатологических характеристик психического расстройства или даже является следствием их ухудшения. Например, развитие слабоумия или апатико-абулического синдрома <*> вследствие прогрессирования хронического психического заболевания в клиническом смысле, безусловно, следует оценить как утяжеление состояния.

Но утрата способности к последовательной деятельности, снижение активности, которые обычно сопровождают эти расстройства, нередко приводят и к уменьшению опасности таких больных. То же можно сказать и о физической немощности, возникшей в результате осложнений в течении основного заболевания (например, сосудистого) или присоединения соматических нарушений.

Опасность таких больных резко снижается, поскольку даже при наличии опасных тенденций больной не в силах их реализовать. Во всех таких случаях, если есть основания расценивать происшедшие изменения как достаточно стойкие, следует ставить вопрос об отмене принудительных мер, что будет соответствовать и принципу необходимости, и достаточности при их применении. ——————————— <*> Эмоциональное опустошение, потеря активности.10.

Для изменения принудительной меры медицинского характера требуется, чтобы не только

«отпала необходимость в применении ранее назначенной меры»

, но и «возникла необходимость в назначении иной принудительной меры медицинского характера».

Иными словами, речь идет о появлении признаков, перечисленных в ст. ст. 100 и 101 УК в качестве критериев для назначения отдельных видов принудительного лечения (более подробно эти критерии изложены в Методическом письме МЗ РФ от 23 июля 1999 г.).

Чаще всего это происходит в результате улучшения клинического состояния больного под влиянием лечения и (или) реабилитационных (восстановительных) мероприятий.

Но возможно снижение общественной опасности и в результате утяжеления, как это отмечалось в п. 9 комментария к настоящей статье, или качественного изменения состояния больного.

Если такое состояние оказывается длительным и требует иных условий содержания больного, прибегают к изменению принудительной меры в соответствии с процедурой, описанной в ч. 2 комментируемой статьи. Минздрава РФ от 23.07.1999 N 2510/8236-99-32 утратило силу в связи с изданием Минздрава РФ от 10.05.2001 N 2510/4817-01-25 «Об отмене методического письма». В ряде случаев, особенно после принудительного лечения с интенсивным наблюдением, при улучшении состояния прибегают к изменению принудительной меры и переводу больного в отделение специализированного типа, после чего по истечении более или менее длительного времени ставится вопрос о прекращении применения принудительной меры вообще.

Это получило название ступенчатой отмены принудительного лечения. С введением настоящим Кодексом еще одной принудительной меры — амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра (ст. 99) — принцип ступенчатости найдет еще более широкое применение, поскольку позволит достаточно широко использовать эту меру в качестве заключительного этапа (ступени) применения принудительных мер медицинского характера (см.

комментарий к ст. 100 УК). 11.

Поскольку состояние больного во время принудительного лечения может измениться в противоположном направлении и привести к возрастанию его общественной опасности, это может потребовать изменения меры медицинского характера на более строгую (например, психиатрический стационар общего типа на стационар специализированного типа).

12. Предусмотренная настоящим Кодексом система принудительных мер медицинского характера позволяет не только выбрать меру, наиболее адекватную состоянию больного при ее назначении, но и в процессе применения принудительного лечения изменять его форму, добиваясь максимального соответствия медицинской меры характеру психического расстройства. 13. К изменению меры медицинского характера в направлении ее ослабления следует подходить с известной осторожностью, прибегая к этому лишь тогда, когда исключается риск нового утяжеления (возрастания опасности) состояния после перевода больного в условия менее жесткого контроля и наблюдения, так как это может привести к опасным последствиям в смысле возможности побега, агрессии в отношении других больных и персонала, совершения повторных ООД и т.п. В случае необходимости перевода больного в условия более строгого наблюдения, напротив, необходима оперативность, поскольку к тем же неблагоприятным последствиям может привести промедление и оставление больного в условиях, не соответствующих его изменившемуся состоянию.

На практике такое промедление нередко имеет место по причине того, что суды неоправданно затягивают рассмотрение соответствующих представлений психиатрических больниц, осуществляющих принудительное лечение. При оценке состояния больного с точки зрения показаний для изменения вида принудительного лечения на более строгий следует исходить из принципа необходимости и достаточности, избегая назначения более строгой, чем достаточно, меры, чтобы предотвратить повторное ООД и обеспечить проведение показанных больному лечебно-реабилитационных мероприятий. Отступления от этого принципа встречаются в тех случаях, когда нарушения поведения, расцененные как возрастание опасности больного, бывают обусловлены не его состоянием (изменившимся или недостаточно правильно квалифицированным при назначении принудительной меры медицинского характера), а отступлениями от предписанного режима, допущенными персоналом стационара.

Имеются в виду возможные грубость и даже рукоприкладство персонала, спровоцировавшие ответную агрессию больного, предоставление больному возможности свободного выхода с последующей оценкой этого как попытки побега либо инциденты, когда персоналом приносятся для больных спиртные напитки или наркотические средства. Во всех этих случаях нет оснований для изменения больному ранее назначенной меры медицинского характера, ибо оно ущемляло бы его права и законные интересы.

Ходатайства администрации психиатрических учреждений об изменении принудительной меры по приведенным основаниям подлежат отклонению судом.

14. При прекращении принудительного лечения лица, совершившего общественно опасное деяние, материалы об этом лице передаются органам здравоохранения для последующего диспансерного наблюдения по месту жительства, лечения в психиатрическом стационаре на общих основаниях или направления в психоневрологическое учреждение социального обеспечения.

15. В случае прекращения принудительного лечения лица, совершившего преступление, но заболевшего в ходе расследования, судебного разбирательства или отбывания наказания временным психическим расстройством, соответственно возобновляются предварительное следствие, судебное разбирательство либо лицо направляется в исправительное учреждение для отбывания наказания.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+