Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Ограниченмя действия искючительных прав

Ограниченмя действия искючительных прав

Можно ли отказаться от исключительного права


Правообладатель может отказаться от права двумя способами:

  1. через заявление в Роспатент;
  2. посредством отчуждения исключительного права.

Заявление в ФИПС ходатайствует о досрочном прекращении права. Причём заявитель не обязан указывать причину своего решения. Российским законодательством предусмотрено, что любые изменения, связанные со статусом патентованного исключительного права, должны регистрироваться на государственном уровне. Соответственно, заявитель обязан уплатить пошлину, размер которой зависит от вида объекта.

Таблица точного размера государственной пошлины при операциях с патентом указана на сайте ФИПС.Заявление должно быть составлено в установленной формеЗаявление представляет собой таблицу, где в пустые графы вносятся конкретные данные. В графе «другие изменения» нужно написать «досрочное прекращение права».

Комиссия рассмотрит заявление, и в случае отсутствия причин для отказа право досрочно прекратится.Для того чтобы совершить отчуждение права, его достаточно подарить или продать. Причём в договоре должно быть указано не временная передача, а именно полное отчуждение. С точки зрения закона, такие договоры составляются на общих основаниях, так как объект права является собственностью.

Однако обязанность регистрировать любые изменения, связанные с правом, не отменяется при отчуждении.Договор отчуждения должен быть подписан обеими сторонами

Лицензионный договор

Рассмотрим его подробнее. В отличие от договора отчуждения лицензионный договор предполагает право использования объекта интеллектуальной собственности в рамках, заданных условиями договора.

Положение закреплено и описано в Гражданском кодексе РФ (статья 1235). Контрагент, получающий по договору право использования объекта интеллектуальной собственности за вознаграждение, называется лицензиатом, правообладатель в этом случае становится лицензиаром. Главным отличием такого договора (лицензионного соглашения) является отсутствие перехода исключительного права.

По аналогии с имущественными правами лицензиат становится арендатором описанной в контракте интеллектуальной собственности. Исключительное право по-прежнему остается у правообладателя, и он может свободно распоряжаться им так же, как до заключения лицензионного соглашения. Если происходит смена собственника исключительного права, то в этом случае все подписанные до этого лицензионные соглашения остаются в силе, а новый правообладатель принимает на себя обязанности лицензиара.

Все эти положения прописываются в вышеуказанной статье Гражданского кодекса РФ.

Контрагенты, вступившие в гражданско-правовые отношения касательно частичной передачи исключительного права, обязаны руководствоваться не только статьей 1235, но и статьей 1232 Гражданского кодекса РФ, которая предписывает оформлять договорные отношения в письменной форме и регистрировать их в государственном реестре.

Если во время эксплуатации лицензии стороны дополнительно договариваются о каких-либо изменениях, то они также должны быть зафиксированы в письменной форме в виде дополнительного соглашения к основному договору и зарегистрированы в установленном порядке. В случае отчуждения исключительного права момент перехода четко зафиксирован – это государственная регистрация договора (но не дата его подписания), то в случае с частичной передачей исключительного права ситуация немного иная.

В случае отчуждения исключительного права момент перехода четко зафиксирован – это государственная регистрация договора (но не дата его подписания), то в случае с частичной передачей исключительного права ситуация немного иная.

Буква закона гласит, что договор имеет юридическую силу в момент его подписания, если законодательством не предусмотрена его государственная регистрация (статьи 425 и 433 Гражданского кодекса РФ). Данная позиция распространяется и на лицензионное соглашение. На практике часто встречаются случаи, когда происходят отклонения от этой последовательности.

Правообладатель при заключении лицензионного договора принимает на себя обязательство по передаче этого права.

Таким образом, текст контракта должен содержать дату, разграничивающую момент перехода этого права. Даже в том случае, если эта дата наступает раньше даты регистрации договора в исполнительном органе власти, пользоваться надо именно ею. Если же дата частичного перехода исключительного права не оговорена прямо, то надо ориентироваться на дату регистрации лицензионного соглашения.

Спорный момент для сторон возникает в том случае, если дата начала действия лицензионного соглашения не прописана в тексте договора. Могут возникнуть разногласия. Одна из сторон может ориентироваться на дату подписания договора, а другая – ссылаться на дату регистрации соглашения в исполнительных органах государственной власти.

Подобные разногласия уже приходилось разбирать в судебном порядке. Судейская практика склонилась к первому варианту, то есть при отсутствии специальных оговорок в договоре о дате начала действия лицензионного соглашения необходимо принимать во внимание дату его подписания. Этой же позиции придерживаются и официальные источники, хотя обычно они привержены к бюрократизации всех процессов.
Этой же позиции придерживаются и официальные источники, хотя обычно они привержены к бюрократизации всех процессов.

«Уши» подобной практики торчат из аналогии, возникшей более 10 лет назад в связи с учетом налогообложения при использовании арендуемых площадей или оборудования. Арендатор заинтересован в том, чтобы уменьшить свою налоговую базу за счет внесения арендных платежей в затратную графу.

Если договор аренды не подлежит регистрации в едином государственном реестре, то момент перехода исключительного права совпадает с датой подписания договора или с датой, указанной в договоре как начало аренды. Если же условия аренды подлежат обязательной регистрации (статья 425 Гражданского кодекса РФ), то в этом случае уменьшение налоговой базы разрешено с момента подписания договора, даже если регистрация осуществлена позднее. Лицензионное соглашение по механизму взаимоотношений между контрагентами сходно с договором аренды движимого и недвижимого имущества.

Поэтому лицензиат может начинать пользоваться интеллектуальным продуктом с момента подписания договора, если иное не указано в самом тексте соглашения. В 2006 году Министерство финансов РФ провело разъяснения по этому вопросу в письме № 03-03-04/2/172. Следующий существенный пункт договора – это предоставление правообладателю отчетности по фактическим объемам и способу применения «сдаваемой в аренду» интеллектуальной собственности.

Эта обязанность прямо не оговаривается в Гражданском кодексе РФ. Во избежание разногласий лучше внести в договор пункт, обязывающий или освобождающий лицензиата от такой отчетности.

При отсутствии соответствующего абзаца стороны вправе ссылаться на положения статей 1235, 1236, 1237 Гражданского кодекса РФ.

Правообладатель не имеет права создавать препятствия для лицензиата, ограничивающие его свободу использования интеллектуальной собственности в рамках договора.

Но при этом надо учитывать ряд исключений:

  1. На основании судебного решения и только в случаях, предусмотренных ГК РФ, может быть применена принудительная лицензия, инициированная заинтересованным лицом (статья 1239).
  2. Обладателю лицензии запрещается использовать объект интеллектуальной собственности в составе других объектов. Для этого он должен обладать исключительным правом на основании договора смены правообладателя (договор отчуждения).

При создании сложного объекта интеллектуальной собственности возникают ситуации, когда в его состав необходимо включить другие предметы, которые уже находятся под действием закона об авторских правах (фильм, единая технология, мультимедийный продукт).

В этом случае недостаточно получить простой лицензии на их использование, поскольку лицензионный договор имеет определенные временные рамки, по истечении которых лицензиат лишается права использовать данный интеллектуальный продукт. Однако вычленить после этого данный продукт как составляющую другого, более сложного объекта бывает трудно, а порой и невозможно. Для данной ситуации используется особый алгоритм действий.

Производитель автомобилей может разрабатывать внешний вид новой модели силами собственных дизайнеров, а может заказать дизайн у сторонней фирмы.

Причем он заказывает его для выпуска определенной модели, которую собирается делать впоследствии. Таким образом, права на дизайн автомобиля (как продукт интеллектуального труда) переходят к изготовителю. Даже если в договоре нет прямой ссылки на отчуждение исключительного права, то она на основе Гражданского кодекса РФ (статья 1233) считается действующей по умолчанию.

Даже если в договоре нет прямой ссылки на отчуждение исключительного права, то она на основе Гражданского кодекса РФ (статья 1233) считается действующей по умолчанию. То есть исключительное право на дизайн автомобиля переходит (отчуждается) в пользу производителя авто и является составной, неотделимой частью другого предмета интеллектуального труда – новой модели автомобиля.

Ограничения исключительного авторского права

Введение Гражданское законодательство определяет основания возникновения, содержание и порядок осуществления прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации и другие объекты, регулирует договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников.

Права на результаты интеллектуальной деятельности и на приравненные к ним средства индивидуализации и иные объекты именуются интеллектуальными правами (ст. 2 ГК РФ), а сами результаты интеллектуальной деятельности, приравненные к ним средства индивидуализации и иные объекты — интеллектуальной собственностью (ст. 128 ГК РФ). Основным и самым важным видом интеллектуальной собственности являются произведения науки, литературы и искусства, именуемые также авторские произведения или просто — произведения.

Авторские произведения относятся к категории результатов интеллектуальной деятельности. Авторские произведения охраняются авторским правом (глава 70 ГК РФ), а договоры, касающиеся распоряжения правами на произведения науки, литературы и искусства, регулируются в основном положениями главы 69 и раздела III ГК РФ.

Основным имущественным интеллектуальным правом, возникающим в отношении авторских произведений, является исключительное авторское право. Исключительные права возникают и на все другие результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации и иные объекты. Общие положения о содержании любого исключительного права зафиксированы в п.

1 ст. 1229, а содержание исключительного авторского права — в ст.

1270 ГК РФ. Любые исключительные права имеют свои естественные границы: они не распространяются на общественные отношения, которые выходят за пределы действия соответствующего права. Но, кроме того, для любого исключительного права закон устанавливает определенные ограничения. Ограничения (их можно назвать также исключениями) касаются случаев, на которые, если исходить из общего определения соответствующего исключительного права, исключительное право должно было бы распространяться, действовать, но в силу прямого указания в законе не распространяется, не действует.

Иначе говоря, это установленные законом изъятия из сферы действия соответствующего исключительного права. Общие нормы, касающиеся ограничений различных исключительных прав, содержатся в п.

5 ст. 1229, а ограничения исключительных прав, которые относятся к отдельным категориям этих прав, — в 70 — 76 главах ГК РФ. В настоящей статье будут рассмотрены ограничения исключительного авторского права на основе закона. Следует отметить, что исключительное авторское право может быть ограничено и на основе одностороннего волеизъявления правообладателя или заключенного с ним договора.

Эти ограничения в настоящей статье не рассматриваются. Общие нормы об ограничениях исключительного авторского права Из первого абзаца п. 5 ст. 1229 ГК РФ следует, что ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации и иные объекты бывают двух видов: в одних случаях допускается использование охраняемого объекта без согласия правообладателя и без выплаты ему вознаграждения, а в других — хотя и без согласия правообладателя, но с выплатой ему вознаграждения.

Но во всех этих случаях исключительное право правообладателю не принадлежит и не защищает его.

Общие принципы и возможные пределы ограничений исключительного авторского права установлены в третьем абзаце п. 5 ст. 1229 ГК РФ:

«Ограничения исключительных прав на произведения науки, литературы или искусства либо на объекты смежных прав устанавливаются в определенных особых случаях при условии, что такие ограничения не противоречат обычному использованию произведений либо объектов смежных прав и не ущемляют необоснованным образом законные интересы правообладателей»

.

Эта норма нашего российского законодательства полностью соответствует ст. 13 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС: приложение 1C к Соглашению об учреждении Всемирной торговой организации (ВТО)). Ст. 13 Соглашения ТРИПС устанавливает ограничения и изъятия, относящиеся к стандартам в отношении наличия, объема и использования прав интеллектуальной собственности для авторского права и смежных прав:» [Страны]- члены [ВТО] сводят ограничения или изъятия в отношении исключительных прав до некоторых особых случаев, которые не вступают в противоречие с обычным использованием произведения и необоснованно не ущемляют законные интересы правообладателя».

Процитированные отрывки этих законодательных актов указывают, что российское законодательство полностью соответствует Соглашению ТРИПС. Приведенное выше общее правило, касающееся возможных ограничений исключительного авторского права, известно как трехступенчатый тест. Он состоит в том, что любое предусмотренное национальным законодательством изъятие из сферы действия исключительного авторского права только тогда является обоснованным и имеет право на существование, если при рассмотрении его по существу можно дать следующие ответы на указанные три вопроса.

Вопрос 1: касается ли это изъятие только каких-то определенных, особых случаев? Ответ: это изъятие касается только определенных, особых случаев.

Вопрос 2: не противоречит ли это изъятие обычному (то есть договорному) использованию произведения?

Ответ: нет, это изъятие не противоречит обычному (договорному) использованию произведения. Вопрос 3: не ущемляет ли это изъятие необоснованным образом законные интересы правообладателей? Ответ: законные интересы правообладателей либо вообще не ущемляются, либо, хотя и ущемляются, но не необоснованно, а в разумных пределах.

Если хотя бы на один из этих вопросов дается иной ответ, то рассматриваемое ограничение исключительного авторского права не имеет права на существование и должно быть отменено или по крайней мере скорректировано.

Само по себе указанное общее правило об ограничении исключительного авторского права (в отрыве от конкретных случаев ограничений) в нашем законодательстве не может применяться.

В этом российское законодательство принципиально отличается от англо-американской правовой системы, где установлено, что любое добросовестное использование (fair use) является допустимым изъятием из сферы действия исключительного авторского права.

Случаи ограничения исключительного авторского права В первом абзаце п. 5 ст. 1229 ГК РФ указывается, что любые ограничения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации и иные объекты устанавливаются настоящим Кодексом, то есть они должны быть предусмотрены в ГК РФ. Эта норма, конечно, применяется и к исключительному авторскому праву.

Следовательно, ушли в прошлое случаи (известные советскому авторскому праву), когда ограничения авторских прав неожиданно «всплывали» в подзаконных нормативных, в том числе ведомственных актах. Сейчас подобные ситуации недопустимы. Более того, никакие иные законодательные акты (кроме ГК РФ) не должны содержать свои нормы-толкования, касающиеся ограничений исключительных прав, указанных в ГК РФ.

Исключение составляют лишь случаи, когда ГК РФ предписывает и разрешает другим органам дать такое толкование. Это, конечно, не означает, что иные лица и организации не могут давать толкование действующих норм права. В частности, очень часто нормы права толкуют судебные органы.

Но такие судебные толкования (судебные подходы) должны, по моему глубокому убеждению, незамедлительно анализироваться законодателем и учитываться в процессе совершенствования законодательства. Впрочем, это относится не только к судебным подходам, но и к иным случаям толкования закона, в частности, к мнениям ученых, высказываемым в литературе, так называемым «opinia doctorum» (лат.) — „мнения ученых“ .

——————————— Конечно, латинский термин «doctorum» („научный“), прежде всего, подсказывает законодателю необходимость учета мнений, высказанных докторами юридических наук. Но это не исключает учета мнений, содержащихся в статьях обычных авторов. Авторское право распространяется на множество разнообразных произведений науки, литературы и искусства.

Возникающие на эти объекты исключительные авторские права также сложны и разнообразны.

Поэтому и предусматриваемые законом ограничения исключительных авторских прав многочисленны, в частности потому, что они относятся к разным категориям авторских произведений и к разным способам их использования. В общей сложности насчитывается свыше 20 таких ограничений. Это намного больше, чем, например, в патентном праве и в праве на товарные знаки.

Исчерпание исключительного авторского права (ст. 1272 ГК РФ) Само словосочетание «исчерпание исключительных прав» применяется в тексте ГК РФ лишь в ст. 1487 в отношении права на товарный знак.

Однако принцип исчерпания исключительного права применяется и должен применяться к любым материальным носителям (вещам), в которых выражен какой-либо результат интеллектуальной деятельности, приравненное к нему средство индивидуализации или иной объект, если этот носитель (вещь) на законном основании находится в гражданском обороте. Принцип исчерпания исключительного права на авторские произведения зафиксирован в ст.

1272, на фонограмму — в ст. 1325, на изобретение, полезную модель, промышленный образец — в подпункте 6 ст. 1359, на селекционное достижение — в подпункте 6 ст. 1422, на топологию — в подпункте 3 ст.

1456, на товарный знак — в ст. 1487 ГК РФ. Автор настоящей статьи убежден, что принцип исчерпания исключительных прав должен применяться к любым находящимся в законном гражданском обороте материальным носителям (иначе их гражданский оборот оказывается неоправданно затрудненным или даже невозможным), а сам принцип исчерпания исключительных прав должен быть отражен в главе 69 ГК РФ, а может быть, даже в разделе I «Общие положения» гражданского законодательства.

На основе ныне действующего законодательства (с применением ст. 6 ГК РФ — аналогия закона) правило об исчерпании исключительных прав должно применяться в отношении исполнений, вещательных передач, больших баз данных, первых публикаций и наименований мест происхождения товаров. Принцип исчерпания любого исключительного права состоит в том, что материальный носитель (вещь), в котором выражен какой-либо объект интеллектуальной собственности, может свободно (без согласия обладателя исключительного права на этот объект и без выплаты ему вознаграждения) распространяться, в частности, путем купли-продажи, мены, дарения.

Это как раз и означает, что право на распространение (как одно из правомочий, входящих в состав исключительного права) этого конкретного материального носителя (вещи) считается исчерпанным, что оно прекратилось.

Принцип исчерпания исключительного права можно именовать также правилом (нормой) об исчерпании исключительного права. В англо-американской доктрине и судебной практике этот принцип именуется правилом о первой продаже товара (First sale rule): после первой законной продажи товара права на его последующие перепродажи считаются прекратившимися.
В англо-американской доктрине и судебной практике этот принцип именуется правилом о первой продаже товара (First sale rule): после первой законной продажи товара права на его последующие перепродажи считаются прекратившимися.

В современной российской доктрине этот принцип именуется как правило о параллельном импорте. Это название неудовлетворительно: оно относится к одному частному случаю исчерпания исключительных прав, когда материальный носитель (вещь, товар) пересекает государственную (таможенную) границу.

А принцип исчерпания исключительных прав имеет более широкую сферу применения. Рассмотрим принцип исчерпания исключительных прав более детально.

Исходное его положение — товар (вещь) законно введен в гражданский оборот. Ст. 1272 ГК РФ поясняет эту ситуацию: оригинал или экземпляры произведения правомерно введены в гражданский оборот «путем продажи или иного отчуждения».

Хотя ни в подпункте 6 ст. 1359, относящемся к запатентованным изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам, ни в ст. 1487 ГК РФ, относящейся к товарным знакам, таких пояснений нет, тем не менее следует считать, что если право собственности на материальный носитель (вещь, товар) не перешло к его новому владельцу (аренда, безвозмездное пользование, договор залога, договор доверительного управления), то объект не введен в гражданский оборот и принцип исчерпания исключительного права к нему не применяется.

Таким образом, понятие «введение в гражданский оборот» имеет в данном случае узкое значение. Да и понятие „свободное дальнейшее распространение“ соответствующего объекта понимается узко.

Это прежде всего продажа (перепродажа), мена, дарение. Ни сдача данного материального носителя в аренду (прокат), ни передача его во временное безвозмездное пользование этим понятием не охватываются.

Чтобы правило об исчерпании исключительного права стало применяться, первоначальное введение материального носителя в гражданский оборот должно быть правомерным. В подавляющем большинстве случаев правомерность означает получение согласия от правообладателя или, соответственно, от лицензиата.

А само согласие — это заключение соответствующего договора по определенной форме. Однако, если взглянуть на этот вопрос шире, то согласием должны считаться и другие случаи введения в гражданский оборот материального объекта, если при этом никакие исключительные права правообладателя не были нарушены.

В частности, действия по введению в гражданский оборот материальных носителей, осуществляемые в соответствии с п. 5 ст. 1233, в соответствии со ст.

1276 и ст. 1286.1 ГК РФ, подпадают под норму об исчерпании исключительных прав. Под эту норму подпадают также действия преждепользователя (ст.

1361) и действия послепользователя (ст.

1400 ГК РФ). Итак, материальный носитель (вещь, товар) только тогда может свободно перепродаваться (обмениваться, дариться), если он первоначально был введен в гражданский оборот правомерно. Но как при последующих актах распространения материального носителя покупатель, одаряемый или приобретатель по договору мены может быть уверен, что первое введение этого материального носителя в гражданский оборот было правомерным?

Неужели ему надо проследить всю цепочку актов распространения? Полагаю, что этого делать не надо.

Исходя из норм п. 3 ст. 1 и п. 5 ст. 10 ГК РФ, которые обязывают участников гражданских правоотношений действовать добросовестно, а также устанавливают презумпцию добросовестности их действий, следует исходить из презумпции добросовестности приобретателя соответствующего материального носителя.

Но эта презумпция должна действовать лишь в случае, если материальный носитель приобретается в обычном порядке (например, в книжном магазине «Библио-Глобус», а не из-под полы).

Вместе с тем при массовых (оптовых) закупках материальных носителей могут возникать вопросы о вине приобретателя.

Презумпция добросовестности приобретателя является опровержимой. Принцип исчерпания исключительных прав исходит из того, что однажды законно введенный в гражданский оборот материальный носитель затем повторно в том же виде перепродается (обменивается, дарится). Однако это имеет место не во всех случаях.

Иногда этот материальный носитель изменяется. Например, выпущенную издательством книгу помещают в кожаный переплет, на запатентованную винтовку монтируют оптический прицел и т.п. Распространяется ли на такие видоизмененные материальные носители принцип исчерпания исключительных прав?

Что мы имеем в данном случае: тот же самый материальный носитель или новую вещь?

Ответы на эти вопросы надо прежде всего искать в нормах гражданского законодательства, которые относятся к разграничению договоров купли-продажи/мены/дарения и договоров подряда. Кроме того, должны учитываться положения ст. 218 — 220, 469 ГК РФ и некоторых других.

Если рассматривать принцип исчерпания исключительных прав по признаку его территориального применения, то следует отметить существование трех его разновидностей: исчерпание прав может распространяться на территорию всего мира; исчерпание прав действует только на территории соответствующей страны; исчерпание прав применяется к определенному региону (некоторым странам).

Исчерпание прав, действующее на территории всех стран мира, означает, что исключительное право считается исчерпанным независимо от того, на какой территории материальный объект был впервые введен в гражданский оборот. Напротив, национальный принцип исчерпания исключительного права исходит из того, что право считается исчерпанным, если материальный носитель впервые попал в гражданский оборот на территории соответствующей страны, а для его импорта из-за рубежа требуется дополнительное согласие правообладателя.
Напротив, национальный принцип исчерпания исключительного права исходит из того, что право считается исчерпанным, если материальный носитель впервые попал в гражданский оборот на территории соответствующей страны, а для его импорта из-за рубежа требуется дополнительное согласие правообладателя.

В ст. 1272 ГК РФ установлен как раз национальный принцип исчерпания исключительных авторских прав.

Наконец, известен и региональный принцип исчерпания исключительных прав (например, для стран Европейского или Таможенного союза).

Международные договоры Российской Федерации (в частности, ст. 6 Соглашения ТРИПС) не обязывают страны-участницы применять тот или иной вариант принципа исчерпания исключительных прав, оставляя решение этого вопроса на их усмотрение. В последнее время в Российской Федерации прошли совещания юристов, перед которыми ставился вопрос: какой принцип исчерпания исключительных прав (национальный, мировой или региональный) нам следует применять?

Что будет для нас наиболее выгодным? Я уже давал ответ на эти вопросы. Тем не менее повторюсь. Вопросы эти не юридические, а экономические.

Пусть экономисты посчитают, что нам будет выгоднее.

Может оказаться, что для исчерпания исключительных авторских прав нам выгоднее применять национальный принцип, а для исчерпания патентных прав — международный. Завершая рассмотрение проблемы исчерпания исключительных авторских прав, следует отметить, что из этого принципа есть одно исключение. Оно касается случая, когда материальный носитель, пущенный в гражданский оборот, является оригиналом авторского произведения.

Оригинал авторского произведения — это уникальный материальный носитель. Обычно это картина (произведение живописи), скульптура, иногда автограф литературного или музыкального произведения.

Оригинал такого произведения ценится не потому, что «его касались трепетные пальцы мастера», а потому, что последующие репродукции (экземпляры) произведения не полностью передают особенности оригинала: оригинал уникален.

В этой связи в ст. 1293 ГК РФ установлено так называемое право следования. Оно именуется также правом долевого участия.

Широко распространен и французский термин „droit d’suite“.

Право следования — это неотъемлемое имущественное право автора на получение определенного процента от суммы, за которую оригинал произведения перепродается. Исключительное авторское право исчерпано, но вознаграждение от перепродаж автор получает.

Свободное воспроизведение произведения в личных целях (ст. 1273 ГК РФ) Нормы ст. 1273 ГК РФ применяются чрезвычайно широко. Установленное этой статьей ограничение исключительного авторского права сформулировано в первом абзаце п.

1:

«Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения воспроизведение гражданином при необходимости и исключительно в личных целях правомерно обнародованного произведения…»

В этой норме употреблено словосочетание «допускается без согласия автора или иного правообладателя». Его уяснение может вызвать трудности: чьего согласия можно не получать?

Почему здесь не употреблено более понятное: „без согласия автора и иного правообладателя“? И вообще, о каком согласии автора на использование можно говорить, если имеется правообладатель, которому и принадлежит право на использование?

Все эти вопросы отнюдь не праздные: ответы на них практически важны. К тому же отметим, что словосочетание „допускается без согласия автора или иного правообладателя“ употребляется не только в ст.

1273, но и в ст. 1274, 1276, 1277, 1278, 1279, 1280 ГК РФ. Словосочетание

«допускается без согласия автора и без уплаты вознаграждения»

[либо, напротив, „но с выплатой авторского вознаграждения“] берет начало в советском времени, когда все авторские права принадлежали только автору. Понятия исключительного авторского права не существовало, а автору принадлежало „право на опубликование, воспроизведение и распространение своего произведения“, а также „право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами“ (ст.

479, 492, 495 ГК РСФСР 1964 г.). Положение существенно изменилось в связи с присоединением нашей страны с 27 мая 1973 г.

ко Всемирной конвенции об авторском праве от 6 сентября 1952 г. . Именно тогда в советском авторском праве появились и правопреемники авторов и исключительные авторские права. Но указанные формулировки в законодательстве сохранились.

И в Законе РФ «Об авторском праве и смежных правах» 1993 г. по-прежнему указывалось: „допускается без согласия автора и без выплаты авторского вознаграждения“ (ст.

18, 19, 20, 21, 22, 23). ——————————— Эта Конвенция уже давно прекратила свое действие, «почила в бозе», чего никак не могут понять многие горе-специалисты по праву интеллектуальной собственности, продолжающие ее анализировать, как если бы она продолжала применяться.

Следующее существенное событие в российском законодательстве об авторском праве произошло 1 января 2008 г.: имущественные авторские права стали оборотоспособными и окончательно оторвались от личности автора (был введен договор, допускающий возможность отчуждения исключительного авторского права). После этого упоминание автора в указанном словосочетании потеряло всякий смысл, тем не менее оно сохранилось, но уже явно как атавизм. В этой связи указанное словосочетание означает: допускается без согласия обладателя исключительного права (автора, его наследников или правопреемников) и т.д.

Самим ограничением исключительного авторского права, указанным в ст. 1273 ГК РФ, могут воспользоваться только граждане — физические лица, а не иные субъекты гражданских правоотношений.

Как известно, граждане вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя (ст.

23 ГК РФ). Конечно, предусмотренное в ст. 1273 ГК РФ ограничение исключительного авторского права распространяется и на граждан-предпринимателей.

Однако следует считать, что предпринимательская деятельность не является деятельностью, осуществляемой в личных целях. Ограничение исключительного авторского права, установленное в ст.

1273 ГК РФ, состоит в том, что гражданин вправе свободно воспроизвести исключительно в личных целях правомерно обнародованное произведение. Понятие «воспроизведение произведения» содержится в подпункте 1 п.

2 ст. 1270 ГК РФ. Это разновидность использования произведения — изготовление одного или большего числа экземпляров произведения или его части в любой материальной форме. Воспроизведением произведения является также его запись на электронном носителе (за некоторыми исключениями). Следует считать, что в настоящее время самым распространенным актом воспроизведения произведения для личных целей является скачивание произведения, заинтересовавшего пользователя, из сети Интернет, возможно, с последующим его выведением на бумажный носитель.

Предположим далее, что гражданин-пользователь вывел на бумаге для личного пользования один экземпляр научной статьи по праву интеллектуальной собственности, причем эта статья охраняется в нашей стране авторским правом.

Если этот экземпляр статьи был правомерно помещен на сайте в Интернете, если это был сайт с открытым доступом, а также если пользователь будет использовать этот экземпляр статьи исключительно в личных целях, то все эти действия правомерны, а изготовленный экземпляр не является контрафактным. Разумеется, если какое-либо из этих условий не соблюдено, вывод будет иной.

В частности, если экземпляр статьи был помещен на сайте в Интернете незаконно (о чем пользователь мог и не знать!), если пользователь незаконно проник на закрытый сайт, а также если полученный экземпляр используется пользователем не в личных целях, налицо нарушение исключительного авторского права.

Выведенный из компьютера экземпляр статьи пользователь вправе использовать исключительно в личных целях. Это означает, что данный экземпляр не может им быть не только возмездно уступлен или передан другому лицу в прокат, он не может быть даже подарен им или передан другому лицу во временное безвозмездное пользование. Вместе с тем, если указанная статья используется гражданином в личных целях, то допустимо изготовление свыше одного ее экземпляра, например, один экземпляр гражданин использует в городской квартире, другой — на даче.

Федеральным законом от 4 октября 2010 г. N 259-ФЗ

«О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации»

ограничение исключительного авторского права, предусмотренное в ст.

1273 ГК РФ, было сужено: указанное свободное воспроизведение может быть осуществлено гражданином не только исключительно в личных целях, но при наличии необходимости: в прежнюю норму были добавлены слова „при необходимости“. Значение этой новеллы не совсем ясно.

Рекомендуем прочесть:  Регимтрация в москве иностранцев

Предположим, гражданин — пользователь Интернета, обнаружил на сайте интересующую его научную статью из журнала. Он намеревается ее использовать исключительно в личных целях. Однако для свободного воспроизведения этой статьи ему надо еще определить, имеется ли необходимость бесплатно ее скачать.

Думаю, что по мнению законодателя, если журнал можно приобрести в магазине или в редакции, то необходимости бесплатно воспроизводить эту статью нет, а потому ст. 1273 ГК РФ не должна применяться, несмотря на то, что затраты времени и средств на приобретение журнала могут быть довольно велики. Полагаю, что добавление в эту статью слов «при необходимости» ошибочно.

В ст. 1273 ГК РФ, кроме рассмотренного выше ограничения сферы действия исключительного авторского права, содержатся указания на шесть случаев, когда указанное ограничение не применяется.

Они подробно пояснены в литературе .

Кроме того, в п. 2 ст. 1273 ГК РФ указан особый случай, когда охраняемый объект может использоваться свободно, но с выплатой вознаграждения за использование. ——————————— Гаврилов Э. П., Еременко В.

И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). М.: Экзамен, 2009. С. 239 — 240; Гражданский кодекс Российской Федерации: Авторское право. Права, смежные с авторскими. Постатейный комментарий к главам 69 — 71 / Под ред.

П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014.

С. 262 — 265 (автор — О.А. Рузакова). Цитирование обнародованного произведения (подпункт 1 п.

1 ст. 1274 ГК РФ) Цитирование — один из самых распространенных случаев свободного использования исключительного авторского права. В связи с цитированием возникает довольно большое число судебных споров.

Поэтому цитирование как одно из ограничений исключительного авторского права заслуживает подробного анализа.

Ст. 1274 ГК РФ озаглавлена:

«Свободное использование произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях»

. П. 1 этой статьи начинается так: «1.

Допускается без согласия автора или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения, но с обязательным указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования: 1) цитирование в оригинале и в переводе в научных, полемических, критических, информационных, учебных целях, в целях раскрытия творческого замысла автора правомерно обнародованных произведений в объеме, оправданном целью цитирования, включая воспроизведение отрывков из газетных и журнальных статей в форме обзоров печати». Норма приведена в ее существующей редакции. Эта редакция действует с 1 октября 2014 г.

Предшествующая редакция этой нормы содержала следующие два отличия. Во-первых, в перечне целей цитирования не указывались учебные цели.

Во-вторых, отсутствовали слова «в целях раскрытия творческого замысла автора».

Таким образом, по ранее действовавшему законодательству объем свободного, разрешенного цитирования был иным.

Однако мы, учитывая ограниченный объем журнальной статьи, будем анализировать лишь ныне действующую норму. Сам термин «цитата» восходит к латинскому слову „citatum, citare“ — призывать, называть. В современном русском языке цитата — это точная, буквальная выдержка из какого-либо текста, приводимая для подтверждения какой-либо мысли.

Именно в этом общеупотребимом значении слово „цитата“ применяется в п.

1 ст. 1274 ГК РФ. Обычно цитата — это выдержка из литературного текста, то есть из текста, выраженного словами. В анализируемой норме указывается на возможность свободного цитирования «в оригинале или в переводе». Под переводом имеется в виду перевод произведения на другой язык.

Понятие „перевод“ относится только к литературным произведениям.

Произведение изобразительного искусства, музыкальное произведение, составное произведение (сборник) на другой язык не переводятся. Вместе с тем допустимы цитаты из произведений изобразительного искусства, из фотографий, музыкальных произведений. Возможно свободное цитирование фрагментов из аудиовизуальных произведений .

Поскольку цитата должна быть точной, использование цитируемого произведения в переработке (кроме перевода) не допускается.

——————————— См., например: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть четвертая. Постатейный комментарий.

М.: Библиотечка «Российской газеты», 2007. С. 107 (автор — В.О. Калятин); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный).

Часть четвертая. М.: ТК „Велби“; Изд-во „Проспект“, 2007. С. 185 (автор — Э.П. Гаврилов).

Цитата обязательно должна быть ясно отделена от других частей того произведения, куда помещена. В этой связи литературные цитаты делятся на закавыченные и незакавыченные.

В закавыченной цитате все ясно: она начинается там, где открываются кавычки, а заканчивается там, где кавычки закрываются. Однако возможны и незакавыченные цитаты. Но если при этом неясно, где такая цитата начинается, или если даже после сноски цитирование из того же источника продолжается, то налицо не разрешенное, дозволенное цитирование, а присвоение (воровство) авторства — плагиат (часть 1 ст.

146 УК РФ), а также нарушение авторского права. Любая цитата должна сопровождаться указанием имени автора, произведение которого используется, и источника заимствования.

Это то, что называется сноска. Одна сноска может относиться к нескольким цитатам.

Вопрос о допустимом объеме цитаты очень сложный. Он раскрывается путем указания в законе на цель цитирования.

В п. 1 ст. 1274 ГК РФ понятие «цель цитирования» упоминается три раза.

Во-первых, указывается, что свободное цитирование может осуществляться „в научных, полемических, критических, информационных, учебных целях“.

Смысл и содержание этих терминов в ГК РФ не раскрываются. Следовательно, они имеют то же значение, что и в общеупотребительном русском языке: см. толковые словари русского языка.

Отметим, что перечень целей свободного использования, который указан в подпункте 1 п.

1 ст. 1274 ГК РФ, а именно: научные, полемические, критические, информационные, учебные цели, не совпадает с указанным в заголовке ст.

1274 ГК РФ перечнем целей свободного использования. В заголовке ст. 1274 ГК РФ указаны лишь информационные, научные, учебные и культурные цели. Следует считать, что перечень целей свободного использования, содержащийся в заголовке ст.

1274 ГК РФ, не может толковаться ограничительно, он носит примерный, иллюстративный характер. Вместе с тем, по-видимому, цитирование, осуществляемое в культурных целях, не должно быть свободным.

Во-вторых, понятие цели цитирования в подпункте 1 п.

1 ст. 1274 ГК РФ поясняется следующим образом: цитирование должно осуществляться «в целях раскрытия творческого замысла автора».

Это словосочетание представляет собой нововведение, установленное Федеральным законом от 12 марта 2014 г.

N 35-ФЗ „О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации“.

Данное нововведение действует с 1 октября 2014 г.

Оно „круто закручено“, понять его очень трудно. В случаях цитирования затрагиваются права двух авторов: автора того произведения, из которого взята цитата, и автора произведения, в которое она помещена. Какой из этих двух авторов здесь имеется в виду?

Если толковать эту норму грамматически, то следует отметить, что термин «автор» применяется в ней три раза. Причем, совершенно очевидно, что в первых двух случаях под автором понимается автор произведения, из которого берется цитата.

Очевидно, что и в третьем случае под автором следует понимать автора цитируемого произведения.

С другой стороны, эту норму следует подвергнуть и логическому толкованию. Цитата должна раскрывать творческий замысел автора. Логично задать вопрос: зачем автор создаваемого произведения должен раскрывать творческий замысел другого автора?

Ведь автор произведения создает произведение обычно для того, чтобы в нем раскрыть свой творческий замысел. Какое ему дело до чужого творческого замысла?

Таким образом, логическое толкование приводит нас к выводу, что в словосочетании «в целях раскрытия творческого замысла автора» под словом „автор“ имеется в виду автор произведения, в которое включена цитата. Именно это толкование должно применяться в данном случае. Следует считать, что даже если автор произведения включает в свое произведение цитату, подтверждающую взгляды автора, которого он цитирует, то он раскрывает свой творческий замысел, а не творческий замысел цитируемого автора.

Вместе с тем нельзя исключить, что словосочетание „в целях раскрытия творческого замысла автора“ вызовет еще ряд научных споров. В этой связи следует отметить, что к формулировкам норм закона надо проявлять максимум внимания, а данная норма выражена небрежно.

В-третьих, цель цитирования упоминается в подпункте 1 п. 1 ст. 1274 ГК РФ следующим образом: указывается, что цитирование допускается «в объеме, оправданном целью цитирования». Этот признак понятен: цитата должна служить только (соответственно) научным/полемическим/критическим/информационным/учебным целям.

Все, что выходит за пределы этой цели, должно исключаться из цитаты. Свободное цитирование допускается в отношении правомерно обнародованных произведений.

В соответствии со ст. 1268 ГК РФ обнародованным считается произведение, ставшее доступным для всеобщего сведения любым способом, в частности, путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, помещения в сети Интернет. При этом опубликованием (выпуском в свет) считается выпуск в обращение экземпляров (копий) произведения в любой материальной форме

«в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики»

. Разумные потребности публики определяются исходя из характера произведения.

Опубликование (выпуск в свет) является частным случаем обнародования произведения. Обнародование произведения считается правомерным, если оно осуществлено с согласия обладателя права на обнародование, то есть автора или его правопреемника, к которому перешло право на обнародование произведения. Автор: Э.П. Гаврилов Источник: Консультант Плюс Список литературы 1.

Гаврилов Э. П., Еременко В. И.

Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный).

М.: Экзамен, 2009. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации: Авторское право. Права, смежные с авторскими. Постатейный комментарий к главам 69 — 71 / Под ред.

П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014. 3. Гражданский кодекс Российской Федерации.

Часть четвертая. Постатейный комментарий. М.: Библиотечка «Российской газеты», 2007.

4. Гаврилов Э. П. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая. М.: ТК «Велби»; Изд-во „Проспект“, 2007. Рассказать друзьям

Комментарий к Ст.

1230 ГК РФ

1. В отличие от личных неимущественных прав авторов исключительное право его обладателя действует в течение определенного законом срока, кроме некоторых случаев, прямо предусмотренных ГК РФ, в частности исключительное право на фирменное наименование (п. 2 ст. 1475), наименование мест происхождения товаров, общеизвестные товарные знаки (п. 2 ст. 1508), секреты производства (ноу-хау) (ст.

1467), коммерческие обозначения (п.

2 ст. 1540). Срочный характер исключительного права распространяется как на результаты интеллектуальной деятельности, так и на средства индивидуализации: так, исключительное право на произведения науки, литературы и искусства в соответствии с ГК РФ действует в течение всей жизни автора и 70 лет после смерти автора (ст. 1281); исключительное право на исполнение действует в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет (ст. 1318); исключительное право на фонограмму действует в течение 50 лет (ст.

1327), на сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания) — в течение 50 лет (ст. 1331), на базы данных — в течение 15 лет (ст.

1335); исключительное право публикатора в отношении произведения действует в течение 25 лет (ст.

1340); срок действия исключительного права на изобретение — 20 лет, на полезную модель — 10 лет, на промышленный образец — 15 лет (ст. 1363), на селекционное достижение — 30 лет и 35 лет в зависимости от вида объекта (ст. 1424), на топологию — 10 лет (ст.

1457), на товарный знак — 10 лет (ст. 1491); срок действия свидетельства об исключительном праве на наименование места происхождения товара — 10 лет (ст. 1531). Личные неимущественные права на результаты интеллектуальной деятельности охраняются бессрочно.

2. В международных договорах для стран-участниц устанавливаются минимальные сроки действия исключительного права на отдельные объекты, в частности, срок охраны авторского права определяется Бернской конвенцией 1886 г., в редакции от 2 октября 1979 г.

, и составляет 50 лет после смерти автора.

В соответствии с Римской конвенцией 1961 г.

минимальный срок охраны исполнений составляет 20 лет начиная с конца года, в котором была осуществлена запись исполнения либо имело место исполнение — для исполнений, не включенных в фонограммы, а в Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г.

срок охраны исполнений определяется в 50 лет считая с конца года, в котором исполнение было записано на фонограмму.

——————————— Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений.

Принята в Берне 9 сентября 1886 г.

Россия присоединилась к Конвенции на основании Постановления Правительства РФ от 3 ноября 1994 г. N 1224 (Собрание законодательства РФ.

1994. N 29. Ст. 3046). Международная конвенция об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций.

Принята в Риме 26 октября 1961 г. Россия присоединилась к Конвенции на основании Постановления Правительства РФ от 20 декабря 2002 г.

N 908 (Собрание законодательства РФ.

2002. N 52 (ч. 2). Ст. 5217). Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам.

Принят в Женеве 20 декабря 1996 г. Российская Федерация не является участником данного Договора. В международном сообществе, как и в Российской Федерации, наблюдается тенденция увеличения сроков действия исключительного права.

Так, Комиссия Европейского союза предлагает, следуя опыту США, удлинить срок авторских прав исполнителей с 50 до 95 лет, учитывая, что музыканты, начавшие свою деятельность в 20-летнем возрасте или раньше, в старости не могут рассчитывать на получение исполнительских отчислений, которые зачастую являются их единственным источником дохода. Согласно п. 1 ст. 1318 ГК РФ исключительное право на исполнение в Российской Федерации действует в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществлены исполнение, либо запись исполнения, либо сообщение исполнения в эфир или по кабелю.

3. Ограничение срока действия исключительного права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации имеет важное значение при вовлечении прав на них в гражданский оборот, прежде всего при заключении договоров о распоряжении исключительным правом. Так, при заключении договора об отчуждении исключительного права срок действия исключительного права, если он может быть определен, должен быть указан при характеристике предмета договора.

В лицензионном договоре срок, на который предоставляется право использования, не должен превышать срока действия исключительного права. 4. К порядку исчисления сроков при отсутствии специальных норм части четвертой ГК РФ применяются нормы гл.

11 Кодекса. Навигация по записям © 2021—2021 Гражданский кодекс Российской Федерации со всеми изменениями и дополнениями. Комментарий к статьям ГК РФ.

Правомочия, образуемые содержанием исключительного права дают носителю:

  1. запрещать пользование третьему лицу.
  2. действия с охраняемым объектом;
  3. действия по распоряжению своим правом;

Правообладатель имеет право: использовать интеллектуальную собственность любым способом (по своему усмотрению). Главное условие, чтобы это действие не противоречило закону, в частности, в научно-технической, предпринимательской, и другой деятельности.

Соблюдая законные интересы правообладателей последним разрешается проводить отчуждение исключительного права посредством договора другому лицу или использовать результат своей интеллектуальной деятельности по лицензионному договору. Обладатель права собственности может наложить запрет другим лицам на использование предмета или объекта интеллектуальной собственности. Если этот запрет выражен не явно, последнее не будет считаться разрешением или согласием на использование этих прав.Это говорит о том, что другие лица не имеют права пользоваться охраняемым объектом без согласия правообладателя, поскольку это чревато имущественной ответственностью.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+