Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Отказ от исполнения обязательств по исполненному договору

Отказ от исполнения обязательств по исполненному договору

Отказ от исполнения обязательств по исполненному договору

Оглавление:

Читайте также


Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Глава комитета по вопросам внешней политики Верховной Рады Украины Александр Мережко выразил обеспокоенность возможной отменой антироссийских санкций со стороны Евросоюза. 0 57 сегодня в 14:00 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Эпидемия коронавируса парализовала многие страна и пришла в Россию.

Люди целыми днями следят за информацией о распространении коронавируса. 0 328 вчера в 18:26 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Для заключения договора сторонам необходимо:1.

Согласовать его существенные условия:-предмет договора;-условия, которые названы в правовых актах как существенные или необходимые (обязательные) 0 116 вчера в 15:39 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Рамочный договор удобен в ситуации, когда стороны рассчитывают на продолжительное сотрудничество, в ходе которого неоднократно будут осуществляться однотипные действия. 0 111 вчера в 14:58 Рейтинг публикации: (0,00) ( 2) АнонсКак получить выходное пособие в случае увольнений по соглашению сторонДескрипшенОчень часто главной причиной, 0 147 вчера в 13:03 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Верховный суд РФ вынес свои позиции в понимании злоупотреблением правом.

Злоупотреблением правом понимается как ситуация, когда лицо действует в пределах предоставленных ему прав, но недозволенным способом, то есть, исключительно с намерением причинить вред другому лицу. 0 199 позавчера в 22:50 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Услуги современной интернет-индустрии.Действительно ли онлайн-бизненс влияет на пользователей интернет-площадок и экономику страны в целом? 0 368 позавчера в 16:21 Рейтинг публикации: (0,00) ( 1) Северо-Западная Дирекция министерства культуры расторгла 2 контракта на реставрацию Интендантских складов с компанией «Гласстрой».

0 188 13.03.2020 в 18:00 Рейтинг публикации: (0,00) ( 1) И когда ЖКХ прекратит собирать у населения деньги за необоснованное оказание услуги?Почти во всех городах средней полосы несколько дней стоит почти рекордная жара, а во многих квартирах по-прежнему работает центральное отопление.

0 229 13.03.2020 в 16:12 Рейтинг публикации: (4,78) ( 213) С усилением контроля над денежными средствами граждан, совершенствуются и меры выявления неучтенных доходов. 54 2862 13.03.2020 в 15:09 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) Предыстория банальна.

Дом стоит последним по поставке коммунального ресурса по отоплению и ГВС.

15 лет УК рассказывала сказки, о том, что иметь в доме нормальную температуру по отоплению и тем более по ГВС не реально, но платить нужно, так как с 2012 года установлен узел учета. 0 136 11.03.2020 в 19:53 Рейтинг публикации: (5,00) ( 8) Заказчик решил расторгнуть контракт в одностороннем порядке из-за просрочки оказания услуг.

Он уведомил об этом исполнителя по почте (в том числе электронной) 0 181 11.03.2020 в 15:16 Рейтинг публикации: (0,00) ( 0) 18 февраля Президент России Владимир Путин подписал закон, легализующий охоту в полувольных и искусственно созданных условиях, так называемую вольерную охоту. 0 189 10.03.2020 в 15:48 Рейтинг публикации: (0,00) ( 3) правило о несоблюдении требования закона к форме соглашения о неустойке– ничтожность сделки.Форма соглашения о неустойке и форма основного обязательства могут не совпадать.

0 162 10.03.2020 в 00:03 Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц. сетях

© 2000-2020 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов. Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб.

р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск: закрыть

В чем особенности изменения кредитного договора банком?

Положения, в соответствии с которыми оформляется кредитный договор, содержатся не только в ГК РФ, но также в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности». Так, ч. 4 ст. 29 Закона уточняет положения ст.ст. 310 и 450 ГК РФ об одностороннем изменении обязательств или отказа от них применительно к кредитному договору.

По такому договору, заключенному с заемщиком-гражданином, банк не может в одностороннем порядке сократить срок действия этого договора, увеличить размер процентов и (или) изменить порядок их определения, увеличить или установить комиссионное вознаграждение по операциям, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом. При этом данная норма Закона о банках не регулирует последствия нарушения кредитного договора, то есть банк может включить перечисленные пункты в договор в качестве условий об ответственности должника за нарушение тех или иных обязательств по кредитному договору (см.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года N 146). Так, законом предусмотрены следующие основания, при наличии которых кредитор вправе требовать досрочного исполнения обязательств заемщиком:

  1. нарушение заемщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (п. 2 ст. 811 ГК РФ);
  2. невыполнение предусмотренной договором обязанности по обеспечению возврата кредита, утрата или ухудшение условий обеспечения обязательства (ст. 813 ГК РФ);
  3. нарушение заемщиком обязанности по обеспечению кредитору возможности контроля за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (п. п. 1 и 2 ст. 814 ГК РФ).

Если кредитный договор является типовым и гражданин не может повлиять на его условия, банк не вправе включать в него иные основания для досрочного исполнения обязательств заемщиком, поскольку это признается нарушением прав потребителя (Определение Верховного Суда РФ от 19.06.2012 N 77-КГ 12-2). Не является нарушением одностороннее увеличение размера процентов по кредитному договору, когда оно применяется в отношении части кредита, возврат которой просрочен, и указанные повышенные проценты взимаются в течение периода просрочки.

Расторжение договора и односторонний отказ от его исполнения: различать, а не смешивать

знает институт расторжения договора и знает институт одностороннего отказа от его исполнения. Определенное сходство (оба обслуживают этап прекращения действия договора, нормы об отказе отсылают к положениям о расторжении) иногда заставляет стороны смешивать их, в результате чего на свет рождаются цивилистические уродцы – продукты межвидового скрещивания: «одностороннее расторжение договора», «расторжение договора в одностороннем порядке» и даже «досрочное немотивированное расторжение договора в одностороннем порядке». Встаёт вопрос об этичности таких экспериментов над гражданско-правовыми институтами, тем более, что их результаты могут попортить немало крови как своим создатиелям, так и ни в чем не повинным практикующим юристам.Начнем с того, что никакое «одностороннее расторжение договора» невозможно.

Он расторгается либо по взаимному согласию сторон, либо судом по инициативе одной из них. Во втором случае инициатива не равна какой-то «односторонности», процесс расторжения не может быть разрешен исключительной волей лица, выступившего с такой инициативой – всегда необходимо посредствующее звено в виде контрагента или суда (было бы странно, если в суд с требованием о расторжении должны были обращаться обе/все стороны договора).

Для того, чтобы сторона договора могла своей волей выйти из договора, она должна обладать правом на односторонний отказ от его исполнения, реализуемый путем адресации соответствующего волеизъявления контрагентам.В большинстве случаев попытки скрестить карася с поросем означают, что стороны пытались установить какой-то льготный (по сравнению с установленным кодексом) односторонний режим выхода из договора, но не смогли адекватно это выразить в тексте договора.

Низкому качеству договорной работы способствует, конечно, то обстоятельство, что на уровне среднего бизнеса и ниже она ведется по принципу

«давайте поскорее уже все подпишем, а дальше разберемся»

. Усугубляется это и тем, что такое смешение допускают и законодатель (см.

, Федерального закона № 137-ФЗ от 25.10.2001 г.) и высшие судебные инстанции ( Президиума ВАС РФ от 22.12.1998 г. № 5848/98; п.4Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2016).

В этой связи ключевым является вопрос квалификации судами всех этих сложносочиненных конструкций.

Зачастую формулировка

«может быть расторгнут досрочно в одностороннем порядке»

(сопровождаемая при этом ссылкой на «уведомление о расторжении договора») собственно и означает, что стороны имели в виду односторонний отказ от исполнения договора. Не устанавливая никаких дополнительных требований, кроме направления «уведомления об одностороннем расторжении договора» такие условия полностьюсоответствуют описанию одностороннего отказа, которое дал Президиум ВАС РФ в от 09 сентября 2008 г.

№ 5782/08:

«Для одностороннего отказа от исполнения договора, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, достаточно самого факта указания в законе или соглашении сторон на возможность одностороннего отказа»

.И именно так квалифицировал договорное условие Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16 февраля 2010 г. № 13057/09:

«Исходя из пункта 6.2 договора аренды его действие может быть прекращено до истечения, указанного в пункте 6.1 срока в случае, предусмотренном пунктом 2.4.3 договора, а также односторонним расторжением договора.Поэтому суды первой и апелляционной инстанций обоснованно пришли к выводу о наличии в договоре аренды условия о возможности его досрочного расторжения по требованию арендодателя.Так как для одностороннего отказа от исполнения договора (одностороннего расторжения договора) достаточно самого факта указания об этом в соглашении сторон, оснований считать действия управления по внесению в государственной реестр записи о расторжении договора аренды незаконными не имелось»

.Однако, возможна и иная квалификация таких договорных условий, особенно в случаях, когда «одностороннее расторжение договора» сопровождается условиями, характерными именно для института расторжения договора. Скорее всего воля и в этом случае была направлена на то, чтобы лицо имело возможность выхода из договора в одностороннем порядке, но она похоронена под таким толстым слоем волеизъявления, что реконструировать ее не представляется возможным.

В этой связи представляют интерес дело о «немотивированном расторжении», рассмотренное СКЭС ВС РФ ( по делу № А08-7981/2013).В данном споре стороны, установив в одном из пунктов долгосрочного договора аренды основания для его расторжения в судебном порядке, в другом пункте предусмотрели, что в случае досрочного расторжения договора по иным основаниям, стороны обязаны письменно предупредить о предстоящем расторжении заблаговременно за один год до расторжения.

Что имелось в виду? Скорее всего, что от договора можно отказаться, но такой отказ будет иметь силу только спустя год, после того, как будет заявлен. Собственно, предоставление такого большого льготного срока (в четыре раза большего, чем срок уведомления о выходе из договора, заключенного на неопределенный срок, установленный , ГК РФ) может свидетельствовать о намерении сторон предоставить гарантии для контрагента, отказывающейся от договора стороны (либо для того, чтобы в обычном режиме подыскать нового арендатора, либо для того, чтобы найти новые помещения).

Если бы стороны предполагали, что в данном случае будет действовать обычная процедура расторжения, никаких разумных причин устанавливать столь длительный срок у них не имелось. Однако выражено это намерение было столь несовершенно, что суд истолковал данное положение именно как устанавливающее дополнительный порядок расторжения договора, отказав в иске со ссылкой на несогласование сторонами дополнительных оснований.Аналогичные условия договора стали предметом рассмотрения Президиумом Высшего Арбитражного суда в от 20 октября 2011 г.

N 9615/11. В соответствии с условием договора арендатор был вправе потребовать досрочного расторжения договора при условии предупреждения арендодателя не менее чем за 90 дней, при условии соблюдения им обязательств по внесению арендной платы и возмещению расходов арендодателя по оплате коммунальных и эксплуатационных услуг.

Суд первой инстанции посчитал, что сторонами предусмотрен односторонний отказ арендатора от исполнения договора.

ВАС РФ нижестоящий суд поправил: «Согласно пункту 2 статьи 450 Кодекса по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда в случаях, указанных в договоре.Пункт 7.5 договора аренды предусматривает право арендатора потребовать досрочного расторжения договора, но не право расторгнуть договор в одностороннем порядке применительно к пункту 3 статьи 450 Кодекса.Поскольку арендодатель отказался от расторжения договора, и соответствующее соглашение между сторонами не достигнуто, у арендатора возникло право требовать расторжения договора в судебном порядке. Данным правом арендатор воспользовался, предъявив встречный иск по настоящему делу.Как установлено судом первой инстанции, арендатор выполнил все условия пункта 7.5 договора аренды, арендодатель был заранее предупрежден о намерении арендатора прекратить арендные отношения в связи с прекращением деятельности филиала учреждения, однако арендодатель не привел арендатору разумных причин для отказа в расторжении договора».Здесь как видим также использована не совсем корректный оборот — «право расторгнуть договор в одностороннем порядке» — но не в этом суть.

В случае, когда смешаны элементы расторжения и односторонего отказа от него никто не может быть застрахован от того или иного истолкования таких условий. Характерно, что при толковании, которое выбрал Президиум ВАС, правомочие лица своей волей прекратить договорные отношения также остается односторонним, просто его сопровождает процедурная надстройка споровождающая расторжение договора.

Характерно, что при толковании, которое выбрал Президиум ВАС, правомочие лица своей волей прекратить договорные отношения также остается односторонним, просто его сопровождает процедурная надстройка споровождающая расторжение договора.

Роль суда при такой трактовке договорных условий сводится к удостоверению своевременного одностороннего волеизъявления лица, по сути суд выполняет функции нотариуса: тогда-то тогда-то сделано уведомление, следовательно договор должен быть расторгнут. Зачем же удваивать сущности, если механизм одностороннего выхода из договора уже установлен и урегулирован.Договорные условия должны уважаться, какие бы невероятные условия стороны не согласовали, это аксиома.

Но гарантий того, что металлоискатель на входе в суд зафиксирует бритву Оккама, проносимую в портфеле какого-нибудь начитанного юриста, нет, как нет и гарантии, того что препарированный с ее помощью договор сохранит баланс интересов заключивших его сторон (что условия о расторжении не будут истолкованы как односторонний отказа, либо наоборот). Гарантией является отметка «не содержит ГМО», стоящая на договоре.

Ясность мысли залог ясности изложения.

Плата за односторонний отказ от исполнения (изменение) обязательства: комментарий к новой редакции ст. 310 ГК

Продолжаю выкладывать блоки написанного летом комментария к новым нормам ГК РФ об обязательствах и договорах.

Этот текст не является окончательным и будет дорабатываться. Поэтому буду благодарен за любые замечания, предложения и критику.

Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства 1. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами. 2. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

В случае, если исполнение обязательства связано с осуществлением предпринимательской деятельности не всеми его сторонами, право на одностороннее изменение его условий или отказ от исполнения обязательства может быть предоставлено договором лишь стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, за исключением случаев, когда законом или иным правовым актом предусмотрена возможность предоставления договором такого права другой стороне. 3. Предусмотренное настоящим Кодексом, другим законом, иным правовым актом или договором право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, или на одностороннее изменение условий такого обязательства может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства. Комментарий: 1. Согласно п.1 ст.310 ГК, являющемуся логическим продолжением ст.309 ГК, должник по общему правилу не может в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательств или изменить его условия.

Иное решение привело бы к подрыву самой идеи обязательства как правовой, обязательной связи между его сторонами. При этом закон может предусматривать исключения из данного принципа и допускать право одной из сторон в одностороннем порядке отказаться от исполнения или изменить условия обязательства. 1.1. Существует несколько вариантов установления в законе исключения из правила о недопустимости одностороннего отказа от обязательства или изменения его условий.

Во-первых, закон в ряде случае предусматривает право на односторонний отказ от договора или изменение его условий в ответ на нарушение договора другой стороной (п.2 ст.328 ГК, п.2 ст.405 ГК, ст.523 ГК, п.2 ст.811 ГК и т.п.). Во-вторых, закон иногда предусматривает право одной из сторон отказаться от договора или изменить его при наступлении иных условий (например, право на отказ от договора при отсутствии у другой стороны лицензии или членства в СРО по п.3 ст.450.1 ГК).

В-третьих, закон иногда дает стороне безусловное право на односторонний отказ от (изменение) обязательства, обуславливая реализацию такого права выплатой другой стороне определенных компенсаций, либо предусматривает право на «бесплатный» отказ (изменение).

Вариант «платного» безусловного отказа мы встречаем в частности в ст.717 ГК и 782 ГК, согласно которым заказчик в договоре подряда, а также заказчик и исполнитель в договоре возмездного оказания услуг вправе в одностороннем порядке отказаться от договора, уплатив другой стороне предусмотренные в данных нормах компенсации.

Вариант же «бесплатного» безусловного отказа мы встречаем, в частности, в ст.610 ГК (право сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, на отказ от договора).

В определенной степени наличие у стороны права на бесплатный и ничем не обусловленный немотивированный отказ от исполнения (изменение) обязательства лишает эту правовую связь обязательного характера. Обязательство во многом теряет правовой, связывающий характер, если от него можно произвольно отказаться без каких-либо негативных для должника последствий. Поэтому такие случаи установления в законе права на бесплатный и ничем не обусловленный отказ от (изменение) обязательств должны быть очень редкими и предусматриваться в законе только в самых исключительных случаях.

Подробнее в отношении установления в законе случаев допустимости одностороннего отказа от договора и изменения его условий см. комментарий к ст. 450-450.1 ГК.

1.2. Односторонний отказ от обязательства (его изменение) является односторонней сделкой (п.50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №25 от 23 июня 2015 года). Поэтому в силу ст.165.1 ГК, а также применительно к отказу от исполнения договора в силу специальной нормы ст.450.1 ГК данная сделка приобретает правовой эффект с момента доставки извещения об отказе (изменении) другой стороне, если иное не предусмотрено в законе или договоре.

1.3. В силу того, что односторонний отказ от (изменение) обязательства является сделкой, к последней применяются общие правила о сделках. В частности, право на такой отказ (изменение) может быть поставлено в силу ст.157 ГК под условие.

В равной степени лицо, заявляющее об отказе (изменении), может обусловить соответствующий правовой эффект своего заявления (например, указать в заявлении о том, что отказ от исполнения обязательства вступит в силу, если контрагент в указанный срок не устранит нарушение договора). Кроме того, к таким односторонним сделкам применимы правила ГК РФ о недействительности сделок. Так, например, односторонний отказ от договора может быть оспорен по правилам об оспаривании крупных сделок, сделок с заинтересованностью, по правилам ст.174 ГК или на основании пороков воли (ст.178-179 ГК).

См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 28 мая 2013 г.

N 17481/12, от 25 октября 2011 г. N 9382/11, от 11 сентября 2012 г. N 3378/12. 1.4. Если закон предоставляет стороне право на односторонний отказ от (изменение) обязательства с условием о выплате другой стороне предусмотренной в законе компенсации, выплата такой компенсации не является условием реализации права на отказ (изменение).

Отказ от исполнения (изменение) вступает в силу с момента доставки соответствующего извещения, после чего возникает обязательство по выплате соответствующей компенсации (Вопрос №5 из Обзора судебной практики ВС РФ №1(2015), утв. Президиумом ВС РФ 04 марта 2015 года). Такое решение абсолютно оправдано, так как в тех случаях, когда закон предусматривает «платный» отказ, он практически всегда фиксирует компенсацию в виде отсылки к расходам или убыткам.

Рекомендуем прочесть:  План сноса пятиэтажек зао

Определение такой суммы входит в компетенцию судов. Если бы выплата предусмотренной в законе компенсации была бы предварительным условием реализации права на отказ (изменение), это право было бы фактически заблокировано из-за отсутствия у стороны, решающей таким правом воспользоваться, информации о расходах или убытках другой стороны. 1.5. Если право на отказ (изменение) предоставлено законом одной из сторон диспозитивной нормой закона, стороны вправе своим соглашением исключить такое право, ограничить его или обусловить теми или иными дополнительными условиями.

В частности, стороны могут предусмотреть конкретный размер компенсации за реализацию права на отказ от договора (см. комментарий к п.3 данной статьи), установить временные ограничения на реализацию права на отказ от договора и т.п. Так, например, в силу диспозитивности нормы ст.717 ГК, дающей заказчику право на немотивированный отказ от договора подряда, стороны вправе исключить право заказчика на такой отказ или предусмотреть, что такой отказ невозможен, если подрядчик успел выполнить определенную часть работ.

Также является диспозитивной ст.782 ГК, дающая сторонам договора возмездного оказания услуг право на немотивированный отказ от исполнения договора (п.4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года №16).

Соответственно, стороны договора вправе установить иные условия реализации этого права (например, вместо возмещения расходов исполнителя при отказе от договора со стороны заказчика установить возмещение всех убытков; установить конкретный размер платы за отказ от договора; ограничить право на отказ на определенный период или вовсе исключить право исполнителя отказаться от договора). 1.6. Если право на отказ (изменение) предоставлено одной из сторон императивной нормой закона, свобода сторон в блокировании данного права ограничена. В частности, в силу п.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 года №16 норма ст.610 ГК, устанавливающая право сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, на односторонний от него отказ, является императивной.

Соответственно, установление в договоре запрета на отказ от договора не допускается. 2. В силу принципа свободы договора стороны вправе в договоре между собой согласовать право одной из сторон на односторонний отказ от (изменение) обязательства. Из смысла п.2 ст.310 ГК вытекает, что стороны в том числе вправе договориться и о возможности немотивированного отказа от (изменения) договора.

Из смысла п.2 ст.310 ГК вытекает, что стороны в том числе вправе договориться и о возможности немотивированного отказа от (изменения) договора.

При этом из п.2 ст.310 ГК следует, что свобода сторон в установлении права на отказ (изменение) ограничена.

Она признается, во-первых, для договоров, обеими сторонами которого являются лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. Во-вторых же, применительно к договорам, не все стороны которого являются лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, такое право на отказ (изменение) может быть договором предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность. Из толкования данного положения вытекает также, что, если обе стороны договора не являются лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, договор может предусматривать право любой из сторон такого договора на односторонний отказ (изменение).

Соответственно, случаем, когда установление в договоре права на отказ (изменение) не признается допустимым, является ситуация, при которой в договоре между лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, с одной стороны, и лицом, такую деятельность не осуществляющим, с другой стороны, право на односторонний отказ (изменение) стороны пытаются закрепить за первым из них. Очевидно, что такое ограничение свободы договора связано с соображениями защиты слабой стороны договора.

Поэтому, например, включение в потребительский кредитный договор права банка на досрочное истребование долга (то есть права на одностороннее изменение условия договора о сроке кредита) за рамками тех случаев, когда такое право предусмотрено в законе, не допускается.

См.: п.5 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.05.2013); Определение Верховного Суда РФ от 19 июня 2012 г.

N 77-КГ12-2; п.4 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146. В равной степени не допускается условие потребительского договора кредита о праве банка в одностороннем порядке менять установленные договором тарифы за дополнительные услуги банка (п.13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146). 3. Пункт 3 ст.310 ГК законодательно признает институт платы за отказ от договора (или его изменение), которую в силу условий договора должна уплачивать та сторона, которая решает реализовать предусмотренное законом или договором право на односторонний отказ от исполнения или изменение обязательства.

По сути, речь тут идет о плате за реализацию «секундарного права». Такая плата имеет целью компенсацию неудобств другой стороны, связанных с претерпеванием произвольного выбора управомоченной стороны в пользу отказа от исполнения (изменения) обязательства, и покрытие связанных с прекращением (изменением) обязательства потерь.

Речь, конечно же, идет в первую очередь об обязательствах договорных. 3.1. Стороны могут определить эту предусмотренную в п.3 ст.310 ГК плату как в виде фиксированной суммы, так и посредством отсылки к расходам или убыткам другой стороны.

3.2. Стороны вправе договориться как о том, что внесение такой платы является отлагательным условием для последующей реализации права на отказ (изменение), так и о том, что такая выплата должна следовать за реализацией права на отказ (изменение).

3.3. Пункт 3 ст.310 ГК говорит плате за осуществление права на односторонний отказ (изменение) в случаях, когда само это право предусмотрено в законе или договоре.

Упоминание ситуации, когда право на отказ (изменение) предусмотрено в договоре, не вызывает никаких сомнений. Раз стороны вольны согласовать в договоре право на немотивированный отказ (изменение), то тем более они свободны в установлении условий реализации этого права, включая цену, которую стороне, реализующей это право, следует заплатить другой стороне в качестве компенсации.

Определенного ограничительного толкования требует указание на то, что такая плата может быть установлена для случаев, когда само право на отказ (изменение) предусмотрено в законе. Если речь идет о фиксации права на отказ (изменение) в диспозитивной норме закона и стороны свободны в блокировании такого права, следовательно они тем более могут ограничить или обставить его теми или иными условиями, включая установление платы за его осуществление. Так, например, в силу того, что нормы ст.782 ГК о праве сторон договора возмездного оказания услуг на немотивированный отказ от договора являются диспозитивными, стороны могут согласовать в качестве условия такого отказа внесение установленной в договоре платы.

Но в случаях, когда право на отказ (изменение) предусмотрено в императивной норме закона, последний блокирует свободу сторон в ограничении этого права. Соответственно, установление в договоре платы за отказ (изменение) в подобных случаях не должно допускаться. Так, например, в силу того, что статья 610 ГК, устанавливающая императивным образом право на немотивированный отказ любой из сторон договора аренды, который заключен на неопределенный срок, не должно признаваться судом.

3.4. В силу прямого указания в п.3 ст.310 ГК такая плата может быть установлена в тех случаях, когда прекращаемое или изменяемое в одностороннем порядке обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности.

Встает вопрос о том, можно ли толковать эту норму таким образом, что она исключает возможность включить такую плату в договоры с иным субъектным составом. Ответить на этот вопрос можно путем телеологического толкования. Если право на отказ или изменение в законе не предусмотрено, но правомерно вводится договором (например, такое право получает некоммерсант в договоре с коммерсантом), нет никаких оснований ограничивать возможность включения в договор, одной из сторон которого является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность, условия о плате за отказ (изменение).

Если для стороны, желающей воспользоваться правом на отказ или изменение, внесение согласованной платы будет неудобно, ей просто следует исполнять свое обязательство. В конечном итоге, право этой стороны на отказ от исполнения обязательства или его изменение законом не предусмотрено, и по общему правилу, если бы другая сторона по своей воле не согласилась предоставить такое право, действовал бы принцип pacta sunt servanda (ст.309 ГК).

Раз стороны вводят право на отказ (изменение) своей волей, они своей же волей могут и установить любые условия реализации такого права, включая условие о выплате установленной в договоре денежной суммы.

Например, физические лица, являющиеся сторонами договора купли-продажи доли в ООО, могут согласовать право одной из сторон немотивированно отказаться от договора при условии уплаты определенной в договоре денежной компенсации.

Если право на отказ или изменение предусмотрено в законе в диспозитивной норме и стороны, соответственно, вольны вовсе исключить такое право, также нет оснований ограничивать свободу сторон в установлении платы за отказ (изменение), даже если одной из сторон такого договора является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность.

Так, например, ст.717 ГК предоставляет заказчику в договоре подряда право на немотивированный отказ от договора, и эта норма по прямому в ней указанию является диспозитивной.

При этом в данной норме нет никаких ограничений по субъектному составу: соответственно, диспозитивность данной нормы распространяется и на те случаи, когда заказчиком или подрядчиком является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность. Соответственно, даже если таким заказчиком или подрядчиком является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность, нет никаких причин ограничивать возможность согласования платы за отказ (изменение).

Этот вывод вытекает из принципа толкования закона a fortiori (тем более): если закон допускает право сторон вовсе заблокировать право на отказ от договора, то тем более он допускает право сторон сохранить такое право, но ограничить его реализацию условием о выплате определенной суммы.

Если позволено большее, то позволено и меньшее. Если же право на отказ (изменение) установлено императивной нормой, то, как было выше показано, установление какой-либо не предусмотренной в законе платы за отказ (изменение) недопустимо, независимо от субъектного состава. Тем более такое право ограничено в случаях, когда одной из сторон договора является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность.
Тем более такое право ограничено в случаях, когда одной из сторон договора является лицо, не осуществляющее предпринимательскую деятельность.

Поэтому, в частности, стороны договора потребительского кредита не могут установить комиссию за досрочный возврат кредита, так как закон императивно закрепляет за потребителем право на досрочный возврат кредита (ст.11 Закона о потребительском кредите (займе)). Таким образом, указание в п.3 ст.310 ГК на возможность установить плату за отказ (изменение) в договоре между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, не должно толковаться как жесткий запрет на согласование такой платы в иных договорах. Единственное ограничение, связанное с ситуацией фиксации права на отказ (изменение) в императивной норме закона, действует равным образом как для сугубо коммерческих договоров, так и для договоров с иным субъектным составом.

3.5. Пункт 3 ст.310 ГК не уточняет, зависит ли возможность установления в договоре платы за отказ (изменение) от оснований для реализации такого права. В то же время очевидно, что законодатель имел в виду ситуации, когда закон или договора устанавливают право на немотивированный отказ (изменение). В принципе, нет оснований ограничивать свободу сторон в установлении платы за отказ (изменение) и в тех случаях, когда речь идет об отказе (изменении) в связи с наступлением прямо указанных в договоре отлагательных условий (например, скачка инфляции или изменения курса той или иной валюты).

Но из здравого смысла вытекает, что стороны не могут согласовать внесение платы за отказ от договора в качестве условия или последствия отказа от договора в ответ на его существенное нарушение другой стороной. Предусмотренное в законе (например, ст.475, 723 ГК и т.п.) или договоре право на отказ от договора (его изменение) в ответ на существенное нарушение может быть заменено по условиям договора механизмом судебного расторжения, но при этом сама возможность расторжения договора во внесудебной или судебной форме в ответ на такое нарушение не может быть вовсе заблокирована, так как это существенно нарушило бы разумный баланс интересов сторон и выглядело бы в высшей мере несправедливым, вынуждая жертву существенного нарушения мириться с произволом контрагента и находиться в вечном ожидании надлежащего исполнения. Аналогичным образом следует относиться и к не менее абсурдному условию договора, которое не блокирует право на расторжение нарушенного договора, но ограничивает это право кредитора выплатой некой компенсации нарушителю.

Соответственно, включение в договор условия о внесении жертвой существенного нарушения договора, желающей расторгнуть такой договор, некой заранее определенной платы недопустимо.

3.6. Плата за отказ от исполнения (изменение) обязательства не является неустойкой, так как реализация имеющегося у стороны права на отказ или изменение является правомерным действием, а не нарушением обязательства.

Соответственно, к такой плате не подлежат применению правила ГК о неустойке, включая ст.333 ГК.

3.7. Плата за отказ от исполнения (изменение) обязательства не является и отступным. Отличие между двумя этими конструкциями сводится не к тому, что плата за отказ от исполнения, как правило, согласовывается заранее в самом договоре, а соглашение об отступном, как правило, заключается уже впоследствии на стадии исполнения обязательства.

На самом деле ничто не мешает сторонам заранее договориться о возможности предоставления отступного и прекращения обязательства таким способом.

В действительности, отличия этих институтов таковы. Во-первых, плата за одностороннее изменение условий обязательства принципиально отличается от отступного как способа прекращения обязательства. Тут никакого смешения быть в принципе не может.

Во-вторых, как выше отмечалось, стороны договора могут согласовать уплату определенной денежной суммы не в качестве предварительного условия для последующего отказа от исполнения, а в качестве последствия такого отказа, в то время как конструкция отступного предполагает, что обязательство должника прекращается в момент предоставления отступного. В-третьих, как уже отмечалось, установление в договоре платы за отказ от исполнения (изменение) обязательства актуально преимущественно для тех случаев, когда речь идет об отказе от исполнения или изменении договорного обязательства (обязательства, вытекающего из того же договора, в котором фиксируется такая плата). Отказ от исполнения обязательства влечет не только его прекращение, но и отпадение оснований для существования встречного обязательства или возникновение оснований для возврата встречного предоставления, если оно уже было произведено.

По сути, отказ от исполнения обязательства является способом расторжения договора. В тех случаях, когда закон говорит об отказе от исполнения договорного обязательства (п.2 ст.328, п.2 ст.782 ГК и т.п.), он имеет в виду право на односторонний отказ от договора в целом, то есть о праве на внесудебное расторжение (применительно к п.2 ст.328 ГК см. п.1 Постановления Пленума ВАС №35 от 06 июня 2014 года).

В то же самое время отступное является способом прекращения отдельного обязательства путем предоставления согласованного суррогата; неисполненное встречное обязательство в такой ситуации не прекращается, а осуществленное встречное исполнение не подлежит возврату.

Встречное исполнение идет в обмен на то имущество, которое предоставляется в качестве отступного.

3.8. Не является указанная в п.3 ст.310 ГК плата и неустойкой, установленной в качестве отступного, так как у платы за отказ от договора нет признаков ни неустойки, ни отступного.

Об отступной неустойке см. комментарий к п.3 ст.396 ГК.

3.9. Стороны вольны определять размер платы за отказ от договора по своему усмотрению. Тем не менее, в случаях, когда размер такой платы явно несоразмерен последствиям расторжения договора и при этом был навязан при заключении договора слабой его стороне, суд вправе уменьшить такую плату.

В п.9 Постановления Пленума ВАС от 14 марта 2014 года №16 указано на право суда в такой ситуации не признать само условие о плате за отказ. Данное разъяснение нужно понимать так, что суд не признает размер такой платы в части, превышающей уровень, который суд считает соразмерным. Полное непризнание навязанного слабой стороне договора условия о плате за отказ в случае ее явной несоразмерности вряд ли стоит признавать пропорциональной реакцией суда.

3.10. В принципе, мы не видим серьезных возражений против того, чтобы плата за отказ от договора выражалась не в уплате определенной денежной суммы, а в передаче некого иного заранее определенного имущества. Этот вывод в полной мере вытекает из принципа свободы договора.

Статья 169 (гл. 16) ГК РСФСР 1964 года односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий договора не допускала, за исключением случаев, предусмотренных законом. По этому поводу Е.А. Поссе в главе учебника, посвященной прекращению обязательств, писала: «К числу неупомянутых в ст.ст. 228-236 ГК способов (оснований) прекращения обязательств относится одностороннее заявление его участника.

Хотя обязательство имеет одинаковую силу для обоих его участников и прекращение его по одностороннему заявлению, как правило, исключено (ст. 169 ГК), в отдельных случаях законом такая возможность специально допускается» [9, с. 410]. В подтверждение своего вывода Е.А.

Поссе ссылалась на ст.ст. 329 (расторжение договора нанимателем по договору найма жилого помещения) и 401 (прекращение договора поручения) ГК РСФСР 1964 года.

В учебнике «Советское гражданское право» 1986 года [, с. 473-492, 531-541] в главе «Исполнение обязательств», С.Н.

Занковский рассматривает понятие исполнения обязательств, предмет исполнения и принципы исполнения обязательств, не касаясь вопроса о возможности одностороннего отказа от исполнения обязательств (ст. 169 ГК). И лишь в главе 30 «Прекращение обязательств» этого учебника, М.А. Юртаева пишет: «В гл. 20 ГК Прекращение обязательств» предусмотрены не все основания прекращения.

О некоторых из них сказано в других статьях ГК. Так, в виде исключения из общего правила о недопустимости расторжения договора по одностороннему волеизъявлению, ст. 360 ГК устанавливает право заказчика отказаться от договора и прекратить его, а тем самым и обязательство в случае задержки подрядчиком начала работ или их выполнения ненадлежащим образом».

Небезынтересным представляется тот факт, что, не рассматривая возможность расторжения договора по одностороннему волеизъявлению в качестве односторонней сделки, М.А. Юртаева к односторонним сделкам справедливо относит зачет (

«волеизъявление о зачете представляет собой одностороннюю сделку»

) и признание долга.

К сожалению, никем из названных авторов не ставился вопрос о возможности выявления природы исполнения обязательства как односторонней сделки. Хотя нельзя не отметить, что сама проблема исполнения обязательственных правоотношений односторонними действиями (односторонними сделками) в цивилистической литературе рассматриваемого периода все же поднималась.

По этому поводу В.Ф. Яковлев писал: «Обязательственные правоотношения характеризуются также, хотя и со значительными особенностями, структурными элементами, обеспечивающими свободу усмотрения субъектов, их способность своими правомерными действиями вносить изменения в права и обязанности, юридическое равенство участников отношений. Анализируемые правоотношения не только возникают вследствие самостоятельного усмотрения и собственных действий их участников, но и сами в своем содержании имеют правомочия субъектов (в частности, секундарные), позволяющие последним по своему усмотрению регулировать отношение, изменять и прекращать права и обязанности своими действиями. Элементы правонаделения, диспозитивности, правовой инициативы обладают здесь лишь той особенностью, что они, по общему правилу, имеют двусторонний характер и могут реализовываться сторонами лишь на основе взаимности или согласованного волеизъявления (хотя каждая из них располагает и известной свободой односторонних действий, например, по исполнению обязательства, зачету встречного требования, уступке права требования и др.)» [, с.

387-388]. На природу исполнения обязательств как односторонних сделок указывал также и В.С.

Толстой . Современный российский законодатель в ГК РФ так же, как и в ГК РСФСР 1964 года, отдельную назвал «Исполнение обязательств», а «Прекращение обязательств».

По нашему мнению, «Исполнение обязательств» ГК РФ, учитывая ее содержание, нормативно закрепляющее условия надлежащего исполнения обязательств, следовало бы назвать «Условия надлежащего исполнения обязательств». Тем самым было бы устранено смысловое противоречие между надлежащим исполнением обязательства, как способом его прекращения ( ГК РФ) и условиями надлежащего исполнения обязательства, поименованными законодателем как «Исполнение обязательств».

ГК РФ законодатель посвятил вопросам недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства. Вместе с тем односторонний отказ от исполнения обязательства допускается законодателем в случаях, предусмотренных законом, а односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства. Выше, говоря о возможности расторжения договора в одностороннем порядке ( ГК РФ), мы выражали свою позицию: односторонний отказ от исполнения договора, полностью или частично, мы расцениваем как одностороннюю исполнительскую сделку, поскольку она основывается на существующем обязательственном правоотношении.

Мы также не видим препятствий в возможности признания односторонней исполнительской сделкой сделки по одностороннему отказу от исполнения обязательства и одностороннему изменению его условий, в случаях предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий, в случаях заранее предусмотренных договором (при осуществлении его сторонами предпринимательской деятельности), нами также расценивается как односторонняя исполнительская сделка, влекущая обязанности для других лиц, что соответствует положениям ГК РФ о том, что она может создавать обязанности для других лиц лишь в случаях, установленных законом или соглашением с этим лицом. Для иллюстрации данного положения показателен следующий пример из практики Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев 07.02.2006 в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Алкон» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.04.2005 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2005 по делу N А56-42978/04, установил: Открытое акционерное общество «Алкон» (далее — ОАО «Алкон») обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Кубанские вина» (далее — ООО «Кубанские вина») с привлечением в качестве третьего лица на стороне ответчика общества с ограниченной ответственностью «ВинКом» (далее — ООО «ВинКом») о взыскании 125 006 руб.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, рассмотрев 07.02.2006 в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Алкон» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.04.2005 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2005 по делу N А56-42978/04, установил: Открытое акционерное общество «Алкон» (далее — ОАО «Алкон») обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Кубанские вина» (далее — ООО «Кубанские вина») с привлечением в качестве третьего лица на стороне ответчика общества с ограниченной ответственностью «ВинКом» (далее — ООО «ВинКом») о взыскании 125 006 руб.

17 коп. долга по оплате поставленной в соответствии с договором от 25.03.2004 N 71/1-04 продукции и 4100 руб. 12 коп. расходов по оплате государственной пошлины. Решением от 29.04.2005 в иске отказано.

Постановлением апелляционного суда от 18.10.2005 решение оставлено без изменения. В кассационной жалобе ОАО «Алкон» просит отменить состоявшиеся по делу судебные акты и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных требований.

По мнению подателя жалобы, выводы суда об отсутствии у ООО «Кубанские вина» обязательств по оплате поставленной алкогольной продукции основаны на недостаточно исследованных доказательствах, не соответствуют фактическим обстоятельствам и противоречат действующему законодательству.

В судебном заседании представитель ОАО «Алкон» подтвердил доводы, изложенные в кассационной жалобе, которую представитель ООО «Кубанские вина» просил оставить без удовлетворения, поддержав приведенные в отзыве на жалобу доводы. ООО «ВинКом» считается надлежаще извещенным о времени и месте слушания дела, в судебное заседание не направил представителя, в связи с чем жалоба рассмотрена в его отсутствие.

ООО «ВинКом» считается надлежаще извещенным о времени и месте слушания дела, в судебное заседание не направил представителя, в связи с чем жалоба рассмотрена в его отсутствие.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, истец, ответчик и третье лицо заключили трехсторонний договор от 25.03.2004 N 71/1-04 (л.д. 11-19). По условиям указанного договора ОАО «Алкон» (поставщик) производит поставки алкогольной продукции в адрес ООО «Кубанские вина» (акцизный склад) и после проведения акцизным складом необходимых процедур по подготовке продукции к реализации в пределах обусловленной договором территории она в полном объеме поставляется в адрес ООО «ВинКом» (дистрибьютор) для ее последующего распространения (пункт 2.1).

Расчеты за продукцию осуществляются в соответствии с действующим законодательством согласно «Условиям расчетов за продукцию» — Приложение N 2 к настоящему договору (пункт 4.4). В соответствии с указанным Приложением N 2 (пункт 1.3.1) дистрибьютор следующим образом производит расчеты с акцизным складом: в порядке предоплаты часть стоимости продукции, включающую в себя: стоимость региональной специальной марки, наклеенной на единицу продукции, соответствующую сумму акцизных платежей, подлежащую уплате акцизным складом в соответствии с действующим законодательством, стоимость услуг акцизного склада. Оставшуюся стоимость принятой продукции (стоимость продукции согласно товарно-транспортным накладным акцизного склада за вычетом сумм, указанных в пункте 1.3.1 настоящего Приложения N 2) в порядке взаиморасчетов с акцизным складом непосредственно поставщику (пункт 1.3.2).

Неисполнение дистрибьютором обязательства, установленного пунктом 1.3.2 Приложения N 2 к договору, послужило основанием настоящего иска. По мнению представителя подателя жалобы, содержащаяся в названном пункте следующая фраза:

«в платежном поручении дистрибьютора обязательно указывается назначение платежа — «

оплата за ООО «Кубанские вина», подтверждает правильность предъявления иска к названному Обществу и обоснованность заявленных требований об оплате продукции. Пунктом 1.4 Приложения N 2 предусмотрено, что в случае нарушения дистрибьютором сроков оплаты, установленных пунктом 1.3.2, акцизный склад ответственности перед поставщиком не несет.

Поставщик не вправе предъявлять к акцизному складу требования, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств по оплате продукции в сумме, подлежащей оплате непосредственно дистрибьютором в порядке, установленном п.

1.3.2 Приложения N 2 (т.е. поставщику). В ходе рассмотрения дела судом установлено, что ОАО «Алкон» по товарно-транспортным накладным поставило в адрес ООО «Кубанские вина» алкогольную продукцию на сумму 205 981 руб. 28 коп. Полученная от акцизного склада продукция оплачена дистрибьютором частично.

Долг составил 125 006 руб. 17 коп.

Материалы дела, в том числе заключенный сторонами договор, всесторонне и полно проанализированы судом с учетом сложившихся в соответствии с договором правоотношений сторон. Доводам и возражениям представителей сторон по существу иска дана надлежащая оценка.

Суд, руководствуясь положениями , , ГК РФ, пришел к обоснованному выводу об отсутствии у ответчика обязательства оплатить поставленную продукцию, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении иска. Согласно ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона.

Учитывая положения ГК РФ, согласно которым односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом, следует признать, что права требовать от ответчика исполнения обязательства ООО «ВинКом» у истца не имелось. Кассационная инстанция не может принять во внимание доводов подателя жалобы о том, что Приложением N 2 к договору предусмотрена оплата продукции дистрибьютором за ООО «Кубанские вина», в силу чего за неисполнение обязательства дистрибьютором ответственность несет акцизный склад.

Данные доводы противоречат условиям договора и подписанным сторонами дополнительным соглашениям в их совокупности. Как пояснил суду кассационной инстанции представитель ООО «Кубанские вина», на внесении в условия расчетов фразы об обязательном указании в платежном поручении дистрибьютора «оплата за ООО «Кубанские вина» настаивал бухгалтер поставщика для удобства ведения бухгалтерского учета по спорному договору.

С учетом изложенного кассационная инстанция не усматривает оснований удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь , , АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановил: решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 29.04.2005 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.10.2005 по делу N А56-42978/04 оставить без изменения, а кассационную жалобу открытого акционерного общества «Алкон» — без удовлетворения. Из данного решения мы видим, что истец, предъявляя требование, по мнению суда, пытался в одностороннем порядке (односторонней сделкой) изменить условия договорного обязательства, т.е. создать обязанности для другого лица (ООО «Кубанские вина»), что противоречило условиям соглашения.

Можно заметить, что такая односторонняя сделка недействительна в силу положений ГК РФ, как сделка не соответствующая закону или иным нормативным актам. Возможность отказа от исполнения обязательств ( ГК РФ) коррелируется с возможностью отказа от исполнения обязательств при встречном их исполнении ( ГК РФ).

В цивилистической литературе отмечается значимость исследуемой дискуссионной проблемы. Так, С.В. Сарбаш [13, с. 37-41], определяя правовую природу отказа от исполнения и приостановления исполнения, приводит ряд точек зрения на существо рассматриваемой проблемы: «В немецком праве предпосылками к отказу от договора являются правомочие отказа, считающееся правоустановительным субъективным правом, и волеизъявление об отказе [14, с. 348]. В отечественном праве обосновывается деление такого рода правомочий на правообразовательные и секундарные.

Причем отказ от исполнения обязательства скорее следует относить к последним. На основании секундарных правомочий может быть совершена односторонняя сделка, т.е. непосредственно отказ от исполнения [15, с.

64-68; 16, с. 100]. При этом С.А. Соменков также указывает на форму сделки, которая должна быть по общему правилу такой же, как и форма договора.

Отказ от исполнения договора квалифицируется так же, как односторонняя сделка, направленная на прекращение обязательственного правоотношения во внесудебном порядке с утратой сторонами неосуществленных прав и обязанностей [17, с. 391]. В.П. Грибанов относил отказ от исполнения договора до получения встречного удовлетворения по взаимным обязательствам к мерам оперативного воздействия [18, с.

142]. Такого же мнения применительно к современному регулированию придерживается В.В.

Витрянский [19, с. 620-623], по существу о том же ведет речь А.Г. Диденко, относя прекращение встречного удовлетворения по взаимным обязательствам к оперативным санкциям [20, с. 175]. Судебно-арбитражная практика также квалифицирует односторонний отказ от договора как меру оперативного воздействия.

Ряд авторов, судя по отдельным фрагментам их работ, квалифицирует отказ от производства встречного исполнения или приостановление встречного исполнения как разновидность самозащиты [16, с.

100; 21, с. 57; 22, с. 45]. Другие видят здесь проявление так называемой динамической правоспособности или феномен секундарных прав [23, с. 554]. Отдельные авторы усматривают в отказе от исполнения обязательства способ обеспечения исполнения обязательства [24, с. 162]. . Судебно-арбитражная практика именует приостановление исполнения обязательства мерой, содействующей исполнению обязательства контрагентом по договору и предотвращающей возможные отрицательные последствия» [25, с.

84]. Далее С.В. Сарбаш, подводя итог анализу взглядов на проблему отказа от исполнения и приостановления исполнения, пишет:

«На наш взгляд, верным является усмотрение здесь как особого правомочия на отказ от исполнения договора, так и волеизъявления по собственно отказу от его исполнения»

[13, с. 41]. Мы видим, что позиция С.В.

Сарбаша по исследуемой проблеме в целом строится на доктрине немецкого права («правомочие отказа» и «волеизъявление об отказе»).

Основания для одностороннего отказа или одностороннего изменения условий обязательства

Исходя из условий ГК РФ (ст.310) односторонний порядок ухода от исполнения обязанностей по обеспечению условия договоренности может быть осуществлен исключительно на тех основаниях, которые указаны в нормативной документации.В частности, отказаться от исполнения условия договоренностей можно только в тех ситуациях, когда это прямо не противоречит ГК РФ и прочим нормативным актам, или же данное обстоятельство предусмотрено согласно с требованиями соглашения.Кроме того, в судебном порядке может быть признан односторонний порядок ухода от выполнения обязанностей по договору в тех ситуациях, когда условия соглашения заведомо нарушают правила ГК, и приводят к необоснованному обогащению одной из сторон.

Таким образом, законодатель допускает возможность применения одностороннего процесса отказа, однако исключительно в тех ситуациях, которые предусмотрены действующими нормами права.Источник: http://Advokat-Malov.ru/obyazatelstva/nedopustimost-odnostoronnego-otkaza-ot-ispolneniya-obyazatelstv.html

Односторонний отказ от исполнения обязательств

Договор поставки в одностороннем порядке можно расторгнуть только если это предусмотрено договором (имеется соответствующий пункт в договоре), либо при существенном нарушение с вашей стороны (отсутствие оплаты, невыборка товаров).

Если вы исполнили обязанности надлежащим образом — такого права у поставщика нет.

Вы также имеете право требовать как исполнения договора, а при повторном нарушение — требовать расторжение договора в связи с существенным нарушением договора (неоднократное нарушение сроков поставки товаров). В случае расторжения договора при существенном нарушение его — вы также вправе потребовать возместить убытки. Если же по иным основаниям — только штрафы и компенсации, предусмотренные договором, а также пеню и проценты за пользования денежными средствами.

Статья 523. Односторонний отказ от исполнения договора поставки1. Односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон (абзац четвертый пункта 2 статьи 450).2. Нарушение договора поставки поставщиком предполагается существенным в случаях:поставки товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок;неоднократного нарушения сроков поставки товаров.3.

Нарушение договора поставки покупателем предполагается существенным в случаях:неоднократного нарушения сроков оплаты товаров;неоднократной невыборки товаров.4. Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.Статья 453.

Последствия изменения и расторжения договора5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Комментарий к Ст. 523 ГК РФ

1. По общему правилу, закрепленному в ст.

310 ГК РФ, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Согласно . Данное правило направлено на обеспечение стабильности гражданского оборота. Из этого общего правила существует несколько исключений.

При закреплении правил досрочного прекращения обязательств в законодательстве используются разные понятия: расторжение договора, отказ от договора или отказ от исполнения договора. Различия между расторжением договора и отказом от договора заключаются в способе их осуществления.

Так, расторжение договора — это способ прекращения договорных обязательств по соглашению сторон либо путем обращения к компетентному органу (суд, третейский суд).

Отказ от договора — это мера односторонняя, для прекращения обязательства достаточно волеизъявления одной стороны . ——————————— См., например: Грибанов В.П.

Осуществление и защита гражданских прав. 2-е изд., стереот. М.: Статут, 2001.

С. 152; а также: Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц. М.: Юрид. лит., 1966. С. 195. Отказ от договора может быть отнесен к мерам оперативного воздействия в тех случаях, когда он применяется лицом в ответ на нарушение обязанности другой стороной.

При этом «неисправный контрагент» должен также возместить причиненные неисполнением обязанности убытки .

Применение управомоченным лицом такой оперативной санкции может быть оспорено в суде. ——————————— См.: Грибанов В.П.

Осуществление и защита гражданских прав.

С. 153. В тех же случаях, когда отказ от договора допускается в соответствии с законодательством в любое время, его нужно рассматривать только как способ одностороннего прекращения обязательств.

Комментируемая статья предусматривает возможность одностороннего отказа от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннего его изменения в случае существенного нарушения договора одной из сторон.

Таким образом, это мера оперативного воздействия, которая применяется управомоченным лицом в одностороннем порядке (без обращения в компетентные органы) при наличии существенного нарушения договора.

Понятие «существенное нарушение» договора является оценочным. В комментируемой статье содержится отсылка к абз. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ, в котором дано легальное определение существенного нарушения договора.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

2. Предусмотрев общее понятие существенного нарушения договора в абз.

4 п. 2 ст. 450 ГК РФ, законодатель определяет, какие нарушения признаются существенными для договора поставки, в п.

п. 2 и 3 комментируемой статьи. Для поставщика нарушение договора предполагается существенным при поставке товаров ненадлежащего качества с недостатками, которые не могут быть устранены в приемлемый для покупателя срок, и неоднократное нарушение сроков поставки товаров, а для покупателя — неоднократное нарушение сроков оплаты товаров и неоднократная невыборка товаров. Неоднократность нарушения понимается в судебной практике как совершение нарушения не менее двух раз.

Комментируемая статья содержит в себе указания только на некоторые основания, не предусмотренные иными нормами ГК РФ. В Кодексе предусмотрены и другие случаи одностороннего отказа от исполнения договора поставки.

Например, в соответствии с п.

3 ст. 509 ГК РФ непредставление покупателем отгрузочной разнарядки в установленный срок дает право поставщику отказаться от исполнения договора или потребовать от покупателя оплаты товаров.

Такое же право предоставлено поставщику п. 2 ст. 515 ГК РФ при невыборке покупателем (получателем) в соответствующий срок товаров со склада поставщика. Пленумом ВАС РФ дано разъяснение в отношении ст.

ст. 509 и 515 ГК РФ. В п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18 указано, что, когда по условиям договора передача товара осуществляется отдельными партиями, отказ от его исполнения по основаниям, предусмотренным ст.

ст. 509 и 515, влечет расторжение обязательства в целом, если иное не было заявлено в самом отказе. При этом соответствующая сторона вправе требовать возмещения убытков, вызванных изменением или расторжением договора, только если допущенное нарушение является существенным. Сторона, заявившая об одностороннем отказе в связи с существенным нарушением условий договора со стороны контрагента, вправе также предъявить требование о возмещении убытков, причиненных расторжением или изменением договора (п.

5 ст. 453 ГК). При рассмотрении спора, вытекающего из договора поставки, по которому был заявлен отказ от исполнения обязательства, суд во всех случаях оценивает доводы сторон о законности такого отказа, если он имеет отношение к исковым требованиям (п.

20 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 октября 1997 г. N 18). Представляется, что смысл указаний в п.

п. 2 и 3 комментируемой статьи на случаи существенного нарушения заключается в распределении бремени доказывания именно существенности нарушения обязанностей по договору поставки. В перечисленных в п. п. 2 и 3 комментируемой статьи случаях нарушение договора предполагается существенным.

Таким образом, при рассмотрении в суде спора, вытекающего из договора поставки, по которому был заявлен отказ от исполнения обязательства в указанных в комментируемой статье случаях, отсутствие существенного нарушения договора поставки должна доказать сторона, допустившая такое нарушение. Комментируемая статья не устанавливает исчерпывающего перечня оснований для отказа от исполнения договора поставки, поэтому стороны в договоре могут определить, какие из нарушений обязательств они считают существенными и при наличии каких нарушений потерпевшая сторона вправе в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора полностью или частично.

3. И поставщик, и покупатель вправе применить односторонний отказ по собственному решению, не обращаясь к органам государства, но с обязательным извещением своего контрагента.

При этом выбор варианта поведения — отказ или изменение договора — также остается соответственно за поставщиком или покупателем, применяющим данную меру оперативного воздействия. Если в п. 3 ст. 450 ГК РФ содержится общее правило о том, что при одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным, то в п. 4 комментируемой статьи конкретизирован момент соответственно расторжения или изменения договора.

Договор поставки считается измененным или расторгнутым с момента получения одной стороной уведомления другой стороны об одностороннем отказе от исполнения договора полностью или частично, если иной срок расторжения или изменения договора не предусмотрен в уведомлении либо не определен соглашением сторон.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+