Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Другое - Причины несчастного случая личная неосторожность

Причины несчастного случая личная неосторожность

Причины несчастного случая личная неосторожность

Травма на территории работодателя. Кто виноват?


Выше упоминалось, что одним из признаков НС — то, что пострадавший связан с производственной деятельностью работодателя, например вследствие исполнения трудовых обязанностей или обязательств по гражданско-правовому договору. Но на практике, особенно если все происходит на территории организации, не всегда четко видна грань между участием в производственной деятельности и иными ситуациями, не связанными с работой потерпевшего; потому и возникают споры между разными сторонами несчастного случая.

Например, работник умер из-за травмы, полученной на территории работодателя: он распивал спиртные напитки с клиентами, возникла ссора, один из участников застолья ударил его в висок, работник упал, ударившись правой височной областью головы о поверхность пола, в дальнейшем (уже дома) ему резко стало плохо и он скончался в больнице. Обидчик был осужден по ч. 1 ст. 109 УК РФза причинение смерти по неосторожности.

Комиссия, созданная работодателем, сделала вывод о непроизводственном характере несчастного случая; инспектор ГИТ пришел к обратному выводу, но ФСС это оспорил, отказавшись признать случай страховым. Суд согласился с выводами фонда, поскольку сам по себе факт получения травмы на территории работодателя в течение рабочего времени не имеет значения, ведь конфликт между сотрудником и клиентом на территории работодателя, в ходе которого были причинены телесные повреждения, нельзя связать с производством и выполнением трудовых функций (). Как видим, выводы суда основывались на том, что в должностные обязанности работника не входило распитие спиртных напитков с клиентами, а травма получена именно в результате возникшей во время «посиделок» драки, которая, разумеется, никак не могла быть частью служебного (рабочего) задания.

Но что если работник получил травму в ходе исполнения обязанностей? Так, А. получил ожоги на территории работодателя, случай посчитали связанным с производством.

Эксперты ФСС отказались признавать его страховым, принимать к зачету выплаты пострадавшему, так как согласно рабочему заданию А. было поручено выполнение операции по подготовке бирок на продукцию.

Необходимости посещения помещения, где произошло возгорание одежды, у потерпевшего не было. Потому фонд пришел к выводу об отсутствии подтверждения того, что пострадавший в момент НС выполнял работу в интересах работодателя (что его действия были связаны с производственной деятельностью работодателя); нахождение пострадавшего на месте происшествия не объяснялось исполнением им трудовых обязанностей. Суд отклонил доводы фонда, указав, что квалифицирующими признаками страхового случая как производственного являются:

  1. наличие причинно-следственной связи между фактом повреждения здоровья и несчастным случаем на производстве или воздействием вредного производственного фактора.
  2. принадлежность пострадавшего к кругу застрахованных;
  3. факт повреждения здоровья, подтвержденный в установленном порядке;

Установление иных обстоятельств для признания такого случая страховым законодательством РФ не предусмотрено.

Обстоятельства, когда несчастный случай признается не связанным с производством, указаны в ч. 6 ст. 229.2 ТК РФ, их перечень является исчерпывающим, но таких обстоятельств по делу не установлено. А. признан лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию; несчастный случай произошел на территории работодателя при выполнении действий, обусловленных трудовыми отношениями с ним.

И поскольку установленные обстоятельства не опровергнуты, выводы ФСС неправомерны.

Доводы ФСС о том, что в момент несчастного случая А. не исполнял свои трудовые обязанности, со ссылками на слова работников общества суд отверг, так как действующее законодательство не содержит запрета для признания несчастным случая, связанного с производством, даже если в момент НС работник непосредственно не был вовлечен в производственный процесс (). Как видим, исполнение пострадавшим трудовых (служебных) обязанностей, даже косвенное вовлечение его в производственный процесс является одним из основных признаков производственного НС.

И «срабатывает» такой признак даже при отсутствии оформленного по правилам допуска к работе.

Так, С. должен был приступить к работе машиниста погрузчика на дорожно-строительном участке после межвахтового отдыха, но к 7.00 (к началу смены) опоздал. Потому, когда прибыл тягач в 15.00, начальник смены распорядился отогнать погрузчик С. на другой участок. Прибывший С., узнав о задании начальника, приступил к его выполнению, но упал и получил травму головы.
на другой участок. Прибывший С., узнав о задании начальника, приступил к его выполнению, но упал и получил травму головы.

Комиссия посчитала это производственным НС. Но ФСС отказался признавать случай страховым, поскольку С.

не имел официального допуска к работе, приступил к ней самостоятельно. До начала смены все механизаторы должны пройти процедуру выпуска техники на линию, медицинское освидетельствование, повторный инструктаж по охране труда на рабочем месте, а также получить путевой лист транспортного средства. Пострадавший С. этого не сделал из-за опоздания.

Суды опять не согласились с фондом: в данном случае для квалификации НС на производстве как страхового имеет значение лишь то, что событие, в результате которого застрахованный получил повреждение здоровья, произошло в рабочее время и в связи с выполнением застрахованным действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

На момент несчастного случая действия работника и его местонахождение были обусловлены выполнением работы в интересах работодателя; пострадавший относился к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя, подлежал обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний, а обстоятельства, при которых НС могут квалифицироваться как не связанныес производством, не установлены ().

Как видим, в данном примере против доводов ФСС сработало то, что работник хоть и не имел допуска к началу смены, но действовал во исполнение указаний начальника, выполнял служебное задание.

И выполнение указаний работодателя принимается во внимание судами даже тогда, когда это напрямую не прописано в должностных инструкциях.

Например, Б. получила травму на спортивных соревнованиях, которая комиссий по расследованию была признана производственным НС. Фонд, однако, вынес противоположное решение: Б. является судебным приставом (государственным гражданским служащим), а участие в спортивных соревнованиях не относится к исполнению обязанностей по обеспечению деятельности судов.

Значит, Б. участвовала в соревнованиях добровольно, вне рамок служебного контракта.

ФСС отказал в зачете сумм, выплаченных работодателем Б. Суд признал выводы ФСС необоснованными, так как травма, ставшая причиной временной нетрудоспособности Б., была получена во время участия в спортивных соревнованиях, куда ее направило Управление ФССП по Приморскому краю в порядке служебной командировки.

Суд признал выводы ФСС необоснованными, так как травма, ставшая причиной временной нетрудоспособности Б., была получена во время участия в спортивных соревнованиях, куда ее направило Управление ФССП по Приморскому краю в порядке служебной командировки. Таким образом, Б. действовала в рамках служебного контракта, в интересах работодателя. При этом суды учли, что в круг профессиональных обязанностей Б.

входит поддержание уровня квалификации, необходимой для надлежащего исполнения должностных обязанностей судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов, что реализуется в том числе посредством участия в соревнованиях по комплексному единоборству, проводимых ФССП (). Как видим, опять суды обратили внимание на то, когда именно произошел несчастный случай — если в рамках участия в производственной деятельности работодателя и в его интересах, то детали такого участия уже не будут иметь решающего значения, за исключением, конечно, обстоятельств, с которым в законе связано понятие производственного НС.

Но это уже предмет отдельного разговора.

Технические причины производственного травматизма

  1. Неправильная эксплуатация оборудования и инструментов;
  2. Неудовлетворительное содержание зданий, сооружений, территорий.
  3. Недостаточная надежность машин и механизмов;
  4. Конструктивные недостатки машин и механизмов Несоблюдение сроков планово-предупредительных ремонтов;
  5. Эксплуатация неисправного оборудования;

Более 75 % несчастных случаев вызваны причинами организационного характера и так называемым «человеческим фактором».

Давайте разберемся с этим самым «человеческим фактором». Не один человек находясь в здравом уме, не нанесет сам себе травму. Однако мы постоянно сталкиваемся с несчастными случаями, основной причиной которых является нарушение правил безопасности.

Если попытаться разобраться в поведении людей, допустивших нарушение правил охраны труда, повлекших за собой несчастный случай, то мы увидим не очень большое количество причин приведших к игнорированию правил безопасности.

Как установить грубую неосторожность при несчастном случае на производстве?

  1. Обратите внимание! Умысел отличается от неосторожности тем, что в первом случае работник стремится к тому, чтобы вредные последствия наступили

В соответствии с общими нормами действующего законодательства вина лица может проявляться в форме умысла или неосторожности.

При расследовании несчастных случаев на производстве умышленное причинение вреда встречается редко. Следует лишь подчеркнуть, что согласно пункту 1 статьи 1083 Гражданского кодекса РФ в указанных случаях вред, причиненный здоровью потерпевшего, не может быть возмещен (п. 1 ст. 1083 ГК РФ, ч. 2 ст. 14 Федерального закона № 125-ФЗ).

В ходе расследования происходящих на производстве несчастных случаев зачастую приходится сталкиваться с неосторожным поведением непосредственных участников происшествия.

В этих ситуациях потерпевший действует легкомысленно, не задумывается о вредных последствиях, либо самонадеянно рассчитывает их предотвратить или вообще не предвидит вредных последствий своего поведения, хотя с учетом здравого смысла, знаний и опыта мог и должен был иметь их в виду. При этом лицам, проводящим расследование несчастного случая, приходится устанавливать, имела ли место в действиях пострадавшего работника грубая неосторожность или речь идет о простой неосмотрительности.

В частности, если потерпевший не нарушал требований охраны труда, а стал жертвой случайности (например, выполняя трудовые обязанности, споткнулся, упал и получил травму), вряд ли обоснованно делать вывод о его грубой неосторожности. Доказательством вины пострадавшего в результате несчастного случая могут являться только допущенные им нарушения инструкций по охране труда или иных организационно-распорядительных документов работодателя, с которыми он был ознакомлен в установленном порядке.

Но даже при наличии виновных действий потерпевшего выводы о его грубой неосторожности не редко могут быть ошибочными. Установить истинные причины и лиц, ответственных за нарушения, приведшие к несчастному случаю, — одна из ключевых задач расследования любого несчастного случая.

В числе ответственных объективно могут быть сами пострадавшие.

Многолетняя практика расследования несчастных случаев свидетельствует, что признать работника ответственным за происшествие (то есть фактически установить его вину в несчастном случае) можно только с учетом результатов проведенной всесторонней проверки соблюдения установленного порядка подготовки потерпевшего по охране труда и полноты принятых работодателем мер по обеспечению его безопасности.

Представляется правомерным возложить ответственность за допущенные нарушения на пострадавшего, только если объективно (документально) установлено, что:

  1. в установленном порядке проведены обучение и проверка знаний по охране труда (для работников, выполняющих работы, к которым предъявляются повышенные требования по охране труда);
  2. с работником в установленном порядке был проведен вводный инструктаж по разработанной и утвержденной программе;
  3. работник был обеспечен необходимыми средствами индивидуальной защиты.
  4. перед допуском к самостоятельной работе в установленных случаях работник проходил стажировку под руководством опытных работников организации в течение установленного периода времени;
  5. своевременно проведен первичный (повторный) инструктаж на рабочем месте по разработанной и утвержденной в установленном порядке программе первичного инструктажа на рабочем месте, а также целевой инструктаж (при проведении работ с повышенной опасностью, выполняемых с оформлением наряда-допуска);
  6. технологический процесс, в проведении которого участвовал пострадавший, соответствовал установленным нормативам;
  7. используемое работником оборудование, машины и механизмы, применяемые инструменты соответствовали требованиям охраны труда;

Вместе с тем, даже если ответственность за допущенные нарушения возложена на пострадавшего обоснованно и объективно, это еще не свидетельствует, что в его действиях имела место грубая неосторожность, способствующая возникновению или увеличению вреда его здоровью. Допущенные нарушения еще не являются основанием, чтобы установить степень вины работника в процентах.

Процент вины потерпевшего

Документ:постановление Совета Министров Республики Беларусь от 15.01.2004 № 30 «О расследовании и учете несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее – Правила расследования).В п.

14 Правил расследования предусмотрено право работодателя при расследовании несчастного случая на производстве или профессионального заболевания определять и указывать в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании степень вины потерпевшего в процентах на основании протокола об определении степени вины потерпевшего от несчастного случая на производстве, профессионального заболевания, подписанного уполномоченным должностным лицом организации, страхователя (страхователем – физическим лицом) и уполномоченным представителем профсоюза (иного представительного органа работников), принимавшим участие в расследовании, если грубая неосторожность потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью.Ключевым здесь является термин «грубая неосторожность». Только при ее установлении можно оформлять указанный выше протокол.

Как грубая неосторожность работника может повлиять на компенсационные выплаты

Ситуация Работник предприятия «М» был направлен в командировку на автомобиле «Форд-Скорпио», принадлежащем этому предприятию. Во время следования к месту назначения произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого работник, сам управлявший автомобилем, получил телесные повреждения, повлекшие смерть.

Воздействие иных источников на автомобиль не установлено. Мать погибшего предъявила предприятию требование о денежной компенсации и возмещении морального вреда в связи со смертью сына, в чем ей было отказано.

Она обратилась в суд с исковым требованием о взыскании с ответчика 173 270 000 руб., а также возмещении морального вреда, причиненного смертью сына. Судебное дело Суд первой инстанции в иске отказал, мотивируя это тем, что в гибели потерпевшего отсутствует вина предприятия, поэтому предприятие не должно возмещать моральный вред.

Решением вышестоящей судебной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения. По протесту заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда отменила состоявшиеся по делу судебные постановления в части отказа в иске о взыскании материального возмещения морального вреда и направила дело в этой части на новое рассмотрение. Решение суда Суд основывался на том факте, что транспортное средство является источником повышенной опасности.

Пострадавший работник погиб в результате аварии, связанной с источником повышенной опасности, который в свою очередь принадлежал предприятию.

В случае смерти работника, наступившей от действия источника повышенной опасности, принадлежащего нанимателю, ответственность нанимателя наступает и при отсутствии его вины (п. 1 ст. 948 ГК). Если вред причинен во время следования работника к месту работы или с работы на транспорте, предоставленном нанимателем, то наниматель несет ответственность за вред, наступивший в результате несчастного случая на производстве. Документ: Гражданский кодекс Республики Беларусь (далее – ГК).

Документ: Положение о страховой деятельности в Республике Беларусь, утвержденное Указом Президента Республики Беларусь от 25.08.2006 № 530 (далее – Положение № 530). Наниматель – владелец источника повышенной опасности – может быть освобожден от ответственности, только если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. 1 ст. 948 ГК). В данном деле при рассмотрении в судах предыдущих инстанций был установлен факт причинения потерпевшему тяжких увечий, повлекших смерть, но при этом не было установлено, сам ли потерпевший способствовал наступлению таких последствий, т.е.

нарушал ли он правила дорожного движения или правила эксплуатации транспортного средства.

Воздействия иных источников или факторов в данном случае установлено также не было.

Поэтому, по мнению коллегии Верховного Суда, отказ в заявленном требовании лишь по тем основаниям, что в гибели потерпевшего отсутствует вина владельца источника повышенной опасности, является неправильным. Таким образом, в приведенном случае материальная компенсация должна быть выплачена.

Важно! Коллегия Верховного Суда особо подчеркнула, что отказ в возмещении вреда возможен только при доказанной грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (п. 2 ст. 952 ГК). Но даже в этом случае не всегда следует отказ, поскольку норма гражданского законодательства сначала указывает на обязательность снижения размера возмещения, и только потом на возможность отказа.

При наличии же вины владельца источника повышенной опасности отказ в возмещении вреда не допускается (п. 2 ст. 952 ГК). Рассмотрим, что же подразумевается под грубой неосторожностью и как она влияет на судебную практику по делам о возмещении вреда, причиненного в результате несчастного случая на производстве.

Действием, совершенным по неосторожности, считается такое действие, при котором лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (ст. 3.3 КоАП). Оно отличается от косвенного умысла, когда виновное лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, не желает, но сознательно допускает эти последствия либо относится к ним безразлично (ч.

3 ст. 3.2 КоАП). Документ: Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП).

Грубая неосторожность – это вид вины, отличный от простой неосторожности. В законодательстве отсутствует ее определение, но при этом грубая неосторожность имеет самостоятельное правовое значение, что подтверждают нормы ст. 952 ГК, ставящие возможность и размер компенсации вреда в зависимость от наличия умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего.

952 ГК, ставящие возможность и размер компенсации вреда в зависимость от наличия умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего.

То же самое значение мы видим и в нормах пп.

179, 311 и Положения № 530. Поэтому важно, какие критерии отличия грубой неосторожности от простой применяют суды, ведь от этого в ряде случаев зависит, удовлетворит ли суд требование о компенсации вреда, или уменьшит ее, или вообще откажет в его удовлетворении. Важно! Суды часто расценивают как грубую неосторожность такое поведение потерпевшего, которое отличается чрезмерным пренебрежением и игнорированием установленных норм и правил поведения, особенно если это касается таких правил, которые потерпевший обязан соблюдать в силу своих профессиональных знаний и квалификации. Рассмотрим пример. Судебное дело В исковом заявлении Б.

указал, что, работая в 1998 г. в спорткомплексе заместителем директора по хозяйственной части, он распиливал доску на деревообрабатывающем станке и получил производственную травму руки, ему установлено 25 % утраты профессиональной трудоспособности бессрочно.

Поскольку наниматель отказался возместить вред здоровью, истец просил взыскать причитающиеся суммы в судебном порядке.

Решением суда Ленинского района г. Бобруйска от 06.06.2003, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Могилевского областного суда от 14.07.2003, исковые требования удовлетворены.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда постановлением президиума Могилевского областного суда от 26.12.2003 решение и определение отменены, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям. Суд первой инстанции сослался на то, что причинение вреда здоровью произошло по вине нанимателя, допустившего нарушения производственной и трудовой дисциплины и разрешившего истцу использовать неисправный станок.

Вместе с тем суд не дал оценки доводам ответчика о том, что работа на станке не входит в функциональные обязанности истца. В силу профессиональных обязанностей Б. должен был обеспечивать технику безопасности и охрану труда работников спорткомплекса.

По утверждению ответчика, деревообрабатывающий станок закреплен за другим работником. Истец самовольно решил распилить доску на станке для своих личных нужд и тем самым допустил грубую неосторожность (Обзор судебной практики Верховного Суда Республики Беларусь по рассмотрению судами гражданских дел о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания).

В данном случае решение о выплате материальной компенсации причиненного вреда было отменено вышестоящим судом, поскольку наступлению вреда содействовала грубая неосторожность потерпевшего. Верховный Суд особо обратил внимание судов на разницу между действиями, квалифицируемыми как грубая неосторожность или простая неосмотрительность, поскольку от этого обстоятельства зависит размер возмещения вреда здоровью потерпевшего.

Верховный Суд особо обратил внимание судов на разницу между действиями, квалифицируемыми как грубая неосторожность или простая неосмотрительность, поскольку от этого обстоятельства зависит размер возмещения вреда здоровью потерпевшего.

Документ: постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22.12.2005 № 12

«О некоторых вопросах применения судами законодательства об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях»

(далее – постановление Пленума ВС № 12). Если грубая неосторожность застрахованного лица содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то размер единовременной и ежемесячной страховой выплаты может быть уменьшен пропорционально степени вины застрахованного, но не более чем на 50 % (п.

311 Положения № 530). Важно! Еще одним критерием грубой неосторожности суды считают несоблюдение работником элементарных требований предусмотрительности, когда он, как и любой разумный человек, мог предвидеть возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят. В частности, грубой неосторожностью может быть признано нетрезвое состояние застрахованного, содействовавшее возникновению или увеличению вреда (п.

9 постановления Пленума ВС № 12). Судебное дело Работник КУП «С», выполняя свои трудовые обязанности по расчистке дворовой территории от снега при минусовой температуре, решил «согреться» и немного выпил в обеденный перерыв. После перерыва, приступив к своим обязанностям, он поскользнулся и в результате падения получил перелом руки и иные травмы.

По итогам расследования несчастного случая было установлено, что травму работник получил, будучи нетрезв.

Степень алкогольного опьянения установлена не была, факт нетрезвого состояния был зафиксирован только со слов водителя снегоуборочной машины, оказавшегося свидетелем происшествия.

Пострадавший добрался домой самостоятельно, а в медицинское учреждение обратился только на следующий день, когда степень алкогольного опьянения установить было невозможно. Страховая организация посчитала, что действия потерпевшего являются грубой неосторожностью, и снизила страховую выплату.

Пострадавший работник подал иск в суд о неправильно исчисленной сумме страхового возмещения. Суд при рассмотрении дела посчитал установленным факт нахождения пострадавшего в нетрезвом состоянии, несмотря на то что он не подтверждался медицинскими документами, и согласился с уменьшением размера страховой выплаты.

Для объективного установления вины потерпевшего важное значение имеет соблюдение процедуры расследования происшедшего с ним несчастного случая на производстве. При расследовании страхового случая должны быть рассмотрены все обстоятельства такого случая, все факторы, повлиявшие на размер вреда. Если будет установлена грубая неосторожность потерпевшего, то она должна быть оценена в процентах и зафиксирована в акте о несчастном случае на производстве или в акте о профессиональном заболевании.

Примером может служить дело, уже расматривавшееся в публикациях, являющееся показательным в данном случае.

Судебное дело Плотник-бетонщик ООО «СУ-1 Белбуд», находясь на строительном объекте и перемещаясь из одной секции объекта в другую по трапу, расположенному на высоте более 3 м, упал на землю и получил тяжелые травмы. Расследование указанного несчастного случая проводил главный государственный инспектор труда, по заключению которого не установлено наличие грубой неосторожности потерпевшего.
Расследование указанного несчастного случая проводил главный государственный инспектор труда, по заключению которого не установлено наличие грубой неосторожности потерпевшего.

На основании данного заключения был составлен акт о несчастном случае на производстве, в котором не была отражена степень грубой неосторожности потерпевшего. Белгосстрах не согласился с тем, что в действиях потерпевшего не установлена грубая неосторожность: поскольку потерпевший перемещался на строительном объекте по самостоятельно сооруженному трапу, сбитому из 2 досок, не имеющему ограждения, он нарушил правила техники безопасности, а также элементарные требования предусмотрительности, понятные каждому, предвидел или должен был предвидеть возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят. Белгосстрах подал жалобу в суд на заключение государственного инспектора труда с требованием обязать ООО «СУ-1 Белбуд» определить в акте степень грубой неосторожности потерпевшего.

Решением суда Центрального района г. Минска жалоба была признана обоснованной. Ответчик подал кассационную жалобу, а прокурор – кассационный протест, в которых просили об отмене решения суда, считая его незаконным и необоснованным.

При этом указали, что суд дал неверную оценку представленным доказательствам, не учел, что в заключении причиной падения указано невыполнение руководством и специалистами обязанностей по охране труда, необеспечение контроля за соблюдением работниками требований инструкции по охране труда. Ответственным за безопасное производство работ был назначен мастер участка, с ведома которого работники использовали трап.

Следовательно, потерпевший не мог предвидеть возможность наступления вредных для себя последствий, и грубая неосторожность потерпевшего отсутствует. Судебная коллегия Минского городского суда при рассмотрении жалобы и протеста отметила следующее. Трап, по которому перемещался потерпевший, был изготовлен рабочими самостоятельно, сбит из двух досок, не имел ограждений.

По показаниям самого потерпевшего, ему было известно, где находится специально оборудованный проход на строительном объекте.

Он воспользовался самовольно смонтированным трапом для перехода в соседнюю секцию, так как это был более короткий путь, поскольку по специально оборудованному проходу необходимо было спуститься на 1-й этаж и подниматься по стационарной лестнице.

Также отмечено, что потерпевший имел значительный стаж работы (общий стаж более 18 лет, по специальности «плотник-бетонщик» – 2 года 4 месяца), неоднократно проходил инструктаж и проверку знаний по вопросам охраны труда, знал, что в соответствии с инструкцией по охране труда необходимо использовать только оборудованные системы доступа (трапы, мостики).

Кроме того, заключение государственного инспектора труда и акт о несчастном случае на производстве содержат сведения о том, что одной из причин несчастного случая является нарушение самим потерпевшим инструкции по охране труда.

Таким образом, государственный инспектор установил вину потерпевшего в нарушении инструкции по охране труда, что привело к несчастному случаю, однако оценку действиям потерпевшего не дал. С учетом изложенного суд указал, что при таких обстоятельствах в заключении должно было быть указано о наличии грубой неосторожности самого потерпевшего, а в акте формы Н-1 – степень вины потерпевшего.

Поэтому доводы кассаторов о том, что основной и единственной причиной несчастного случая явилось невыполнение руководителями и специалистами (мастером) обязанностей по охране труда и необеспечение контроля за соблюдением работником требований инструкции по охране труда, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а вина этих лиц должна учитываться при определении степени вины самого потерпевшего.

Доводы кассаторов о том, что потерпевший не мог предвидеть наступление вредных последствий ввиду того, что трапом рабочие пользовались неоднократно и с ведома мастера, судом признаны необоснованными, поскольку потерпевшим не были соблюдены те правила безопасности, которым он обучен в связи с выполнением своих трудовых обязанностей, и с учетом конкретных обстоятельств, а также способа сооружения и использования трапа (сбит из двух досок, не закреплен, отсутствовали ограждения, установлен на высоте 3 м). Потерпевший предвидел возможность наступления вредных для себя последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят.

С учетом изложенного судебная коллегия Минского городского суда решение суда первой инстанции оставила без изменения, кассационную жалобу и кассационный протест – без удовлетворения. Что необходимо учесть К сожалению, в законодательстве Беларуси нет конкретного ответа на вопрос о том, как следует определять степень вины потерпевшего в причинении либо увеличении вреда своему здоровью. Лучшим решением будет применить те же критерии, которыми руководствуются суды и которые мы привели в данной статье.

В частности, оценить поведение потерпевшего с точки зрения его профессиональной квалификации и опыта, дополнительно учесть его психическое состояние в момент несчастного случая, возраст, а также конкретную обстановку, при которой произошел несчастный случай. Если потерпевший не соблюдал элементарные требования предусмотрительности, понятные каждому, а также те требования безопасности, которым он обучен в связи с выполнением трудовых обязанностей, и предвидел при этом с учетом конкретной обстановки возможность наступления опасных последствий, но легкомысленно надеялся, что они не наступят, то его действия можно признать грубо неосторожными (п. 9 постановления Пленума ВС № 12).

Маргарита Полевая, юрист Архив Верховного Суда Республики Беларусь за 1998 г.

В настоящее время мы руководствуемся определением несчастного случая, закрепленного в абз. 19 п. 271 Положения № 530. Бондарик, Б.

Грубая неосторожность потерпевшего применительно к обязательному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний // Бизнес-Инфо [Электронный ресурс].

– Минск, 2015.

Бесплатный вопрос юристам онлайн

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните, юрист Вам поможет: Бесплатно с мобильных и городских Бесплатный многоканальный телефон Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону , юрист Вам поможет

Подписаться на уведомления Мобильноеприложение Мы в соц. сетях

© 2000-2020 Юридическая социальная сеть 9111.ru *Ответ на вопрос за 5 минут гарантируется авторам VIP-вопросов.

Москва Комсомольский пр., д. 7 Санкт-Петербург наб. р. Фонтанки, д. 59 Екатеринбург: Нижний Новгород: Ростов-на-Дону: Казань: Челябинск: закрыть

Дело № 2-3057/2010

РЕШЕНИЕИменем Российской ФедерацииЛенинск-Кузнецкий городской суд Кемеровской области в составесудьи Горюновой Н.А.при секретаре Кель О.А.с участием прокурора Креймер Л.Н.,рассмотрев в открытом судебном заседании в г.

Ленинске-Кузнецком 28 декабря 2010 годагражданское дело по иску Курилович В.Г. к Открытому Акционерному Обществу «СУЭК-Кузбасс» о признании акта о несчастном случае на производстве недействительным в части определения степени вины,установил:Курилович В.Г.

обратился в суд с иском к ОАО «СУЭК-Кузбасс» о признании акта о несчастном случае на производстве, произошедшем недействительным в части определения его степени вины в размере 25% и установлении вины предприятия 100%. Требования мотивированы тем, что , в период работы в ОАО «СУЭК-Кузбасс» Управление дегазации и утилизации метана в должности машиниста буровой установки 5-го разряда, с ним произошел несчастный случай на производстве: при установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24-55 конвейерной печи шахты «им.

К» произошел ее срыв и падение. Стойка упала на борт выработки.

Кисть левой руки была зажата между бортом выработки и упавшей на нее стойкой. В результате этого получил следующие повреждения: субтотальное травматическое отчленение третьего пальца на уровне средней фаланги, рана с дефектом мягких тканей дистальной фаланги четвертого пальца левой кисти.

В связи с несчастным случаем был составлен Акт по форме 11-1 от , в котором причиной несчастного случая было указано:

«Нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

п. 4.1.1. Комиссией, проводившей расследование несчастного случая на производстве, была установлена вина пострадавшего — 25 %.С данным актом в части установления его вины 25 % в произошедшем несчастном случае считает незаконным, так как в его действиях не было грубой неосторожности.

Причины несчастного случая на производстве, указанные в Акте Н-1 от . не могут свидетельствовать о грубой неосторожности в действиях пострадавшего. Причинами несчастного случая на производстве стало отсутствие должных средств обеспечения безопасности труда, а также несовершенство производственного процесса.

Действия, которые он выполнял до травмы, были направлены на выполнение трудовых обязанностей в интересах работодателя с должной степенью осторожности и осмотрительности.

Акт о несчастном случае на производстве от .

составлен некорректно, в нем не указано, в чем выразилось нарушение трудовой и производственной дисциплины и неосторожность пострадавшего. Следовательно, установление вины пострадавшего — 25 %, необоснованно и незаконно.

Вина предприятия в произошедшем несчастном случае составляет 100%.

В связи с увечьем, полученным в результате несчастного случая, заключением филиала Бюро ФГУ «ГБ МСЭ по » истцу установлено 10 % утраты профессиональной трудоспособности, с .

— бессрочно. Установление ему вины в несчастном случае — 25 %, нарушает право на получение страховых выплат в полном объеме.В судебном заседании истец исковые требования поддержал в полном объеме, основываясь на доводах и обстоятельствах, изложенных в исковом заявлении.Представитель ответчика – ОАО «СУЭК-Кузбасс» — Дальчанина Е.А., действующая на основании доверенности, исковые требования не признала в полном объеме, пояснив, что причиной несчастного случая является нарушение трудовой и производственной дисциплины, а именно: личная неосторожность пострадавшего, нарушение «Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки» п. 4.1.1. Он не предпринял никакие меры безопасности? он должен был, следить за оборудованием.

Считает, что в действиях Курилович В.Г.

имеется личная неосторожность.

Факт выдачи Курилович наряда на участке подземного бурения «Управление дегазации и утилизации метана» от в первую смену в устной форме не отрицала. При этом представитель ответчика настаивала на наличии в действиях Курилович В.Г. личной неосторожности, на основании которой возможно установление процента вины пострадавшего 25%.

Представитель третьего лица — ГУ КРОФСС (филиал ) – в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом. Суд, заслушав в судебном заседании истца, представителя ответчика, свидетелей, заключение прокурора, полагавшего иск удовлетворить в полном объеме, исследовав письменные материалы дела, находит исковые требования обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с положениями РФ (в ред.

Рекомендуем прочесть:  Посылки в сизо сколько можно

Федерального закона от N 90-ФЗ), расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей. Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы); утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли: в течение рабочего времени на территории работодателя либо в ином месте выполнения работы, в том числе во время установленных перерывов, а также в течение времени, необходимого для приведения в порядок орудий производства и одежды, выполнения других предусмотренных правилами внутреннего трудового распорядка действий перед началом и после окончания работы;В соответствии с положениями РФ, при несчастных случаях, указанных в РФ, работодатель (его представитель) обязан: немедленно организовать первую помощь пострадавшему и при необходимости доставку его в медицинскую организацию; сохранить до начала расследования несчастного случая обстановку, какой она была на момент происшествия; немедленно проинформировать о несчастном случае органы и организации, родственников пострадавшего; принять иные необходимые меры по организации и обеспечению надлежащего и своевременного расследования несчастного случая и оформлению материалов расследования в соответствии с настоящей главой.В соответствии с положениями РФ, для расследования несчастного случая работодатель (его представитель) незамедлительно образует комиссию в составе не менее трех человек. В состав комиссии включаются специалист по охране труда или лицо, назначенное ответственным за организацию работы по охране труда приказом (распоряжением) работодателя, представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации или иного представительного органа работников, уполномоченный по охране труда.

Комиссию возглавляет работодатель (его представитель), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, — должностное лицо соответствующего федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по контролю и надзору в установленной сфере деятельности.При расследовании несчастного случая (в том числе группового), в результате которого один или несколько пострадавших получили тяжелые повреждения здоровья, в состав комиссии также включаются государственный инспектор труда, представители органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления (по согласованию), представитель территориального объединения организаций профсоюзов, а при расследовании указанных несчастных случаев с застрахованными — представители исполнительного органа страховщика (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). Комиссию возглавляет, как правило, должностное лицо федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на проведение государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, то состав комиссии утверждается приказом (распоряжением) работодателя.

Конкретный перечень материалов расследования определяется председателем комиссии в зависимости от характера и обстоятельств несчастного случая. На основании собранных материалов расследования комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения требований охраны труда, вырабатывает предложения по устранению выявленных нарушений, причин несчастного случая и предупреждению аналогичных несчастных случаев, определяет, были ли действия (бездействие) пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос о том, каким работодателем осуществляется учет несчастного случая, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Расследуются в установленном порядке и по решению комиссии (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственного инспектора труда, самостоятельно проводившего расследование несчастного случая) в зависимости от конкретных обстоятельств могут квалифицироваться как несчастные случаи, не связанные с производством:Несчастный случай на производстве является страховым случаем, если он произошел с застрахованным или иным лицом, подлежащим обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.Если при расследовании несчастного случая с застрахованным установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, то с учетом заключения выборного органа первичной профсоюзной организации или иного уполномоченного работниками органа комиссия (в предусмотренных настоящим Кодексом случаях государственный инспектор труда, самостоятельно проводящий расследование несчастного случая) устанавливает степень вины застрахованного в процентах.В соответствии с положениями РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве, непризнания работодателем (уполномоченным им представителем) несчастного случая, отказа в проведении расследования несчастного случая и составления соответствующего акта, несогласия пострадавшего или его доверенного лица с содержанием этого акта рассматриваются соответствующими органами государственной инспекции труда или судом.Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на судебную защиту.Судом установлено, что согласно трудовой книжки (л.д.9-25) Курилович В.Г.

с по настоящее время состоит в трудовых отношениях с ОАО «СУЭК-Кузбасс» Управление дегазации и утилизации метана в профессии машиниста буровой установки 5 разряда. Факт того, что истец как работник ОАО «СУЭК-Кузбасс» является застрахованным лицом по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний ответчиком не оспаривается.

Согласно Акта о расследовании несчастного случая от (л.д.16-18), расследование проведено комиссией, состоявшей из должностных лиц работодателя (ответчика): и.о.главного инженера Т, начальника участка подземного бурения Б и председателя первичной профсоюзной организации НПГ Эпп Е.Я.

Актом установлены фактические обстоятельства произошедшего несчастного случая: при установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24.55 конвейерной печи шахта им. К произошел её срыв и падение.

Стойка упала на борт выработки.

Кисть левой руки пострадавшего была зажата между бортом и упавшей на неё стойкой.

Характер полученных повреждений и орган, подвергшийся повреждению по медицинскому заключению о тяжести повреждения здоровья – субтотальное травматическое отчленение третьего пальца на уровне средней фаланги, рана с дефектом мягких тканей дистальной фаланги четвертого пальца левой кисти.

Указанное повреждение относится к категории легких.

Нахождение пострадавшего в состоянии алкогольного или наркотического опьянения не установлено. Фактические обстоятельства дела сторонами не оспариваются. Характер полученных истцом повреждений подтверждается медицинскими документами (копия выписного эпикриза — л.д.27, копия выписки из истории болезни – л.д.28, копия медицинского заключения от – л.д.51).

Указанное повреждение относится к категории легких. Актом о расследовании несчастного случая от установлено, что причинами несчастного случая являются нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение п.4.1.1

«Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

. Машинист буровой установки Курилович В.Г.

проявил личную неосторожность, нарушил п 4.1.1

«Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

, вина пострадавшего установлена в размере 25%. П.4.1.1

«Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

указывает, что в течение смены машинист буровой установки должен следить за безопасной эксплуатацией оборудования, станка и требовать этого от других лиц, работающих вместе с ним. Допрошенный в судебном заседании свидетель Т пояснил, что работает у ответчика заместителем главного инженера по профессиональному контролю и охране труда с , входил в состав комиссии по расследованию несчастного случая произошедшего на производстве с машинистом буровой установки участка подземного бурения Курилович вместе с Б- начальником участка подземного бурения , Эпп — председателем первичной профсоюзной организации Управления дегазации и утилизации метана Независимого профсоюза горняков.

При составлении акта о несчастном случае была установлена личная неосторожность пострадавшего Курилович, причиной несчастного случая явилось нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение

«Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

п.

4.1.1. При этом личная неосторожность была установлена комиссией со слов Курилович, что отражено в протоколе опроса пострадавшего при несчастном случае от .

Подготовка к бурению – это техническая операция.

Курилович – машинист буровой установки, он обучался по этой специальности, он ознакомлен с инструкцией по охране труда для машиниста буровой установки. Паспорт бурения подземной выработки есть, в данном паспорте описана процедура подготовки стойки к бурению. Т пояснил суду, что грубой неосторожности Курилович установлено не было.

Свидетель Б пояснил суду аналогично и дополнил,что личная неосторожность пострадавшего, в нарушение

«Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

п.

4.1.1. выразилась в том, что при установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24-55 конвейерной печи ш. «им. К» произошел ее срыв и падение.

Стойка упала на борт выработки.

Кисть левой руки пострадавшего была зажата между бортом выработки и упавшей на нее стойкой. Вина пострадавшего в размере 25 % установлена, так как Курилович не удержал стойку.

Чем обусловлен размер процента вины, свидетель пояснить не мог, указав на небрежность Курилович при работе со стойкой. Фактически же Курилович выполнял всё правильно, а то, что стойка упала – это случайность.

Свидетель Эпп Е.Я. суду пояснил, что работает председателем первичной профсоюзной организации НПГ, входил в члены комиссии по расследованию несчастного случая произошедшего на производстве с машинистом буровой установки участка подземного бурения Курилович в месте с Тумайкиным, Булгаковым С.С.

При составлении акта о несчастном случае была установлена личная неосторожность пострадавшего Курилович.

Причиной несчастного случая установлено нарушение трудовой и производственной дисциплины в части: личная неосторожность пострадавшего, нарушение

«Инструкции по охране труда для машиниста буровой установки»

п.

4.1.1. При установке клиновой стойки бурового станка БУГ-200 в 24-55 конвейерной печи ш.

«им. К» произошел ее срыв и падение. Стойка упала на борт выработки. Кисть левой руки пострадавшего была зажата между бортом выработки и упавшей на нее стойкой.

Они пришли к выводу и установили вину пострадавшего 25 %, так как Курилович не удержал стойку. Вместе с тем, грубой неосторожности Курилович нет, так как нельзя предвидеть момент когда упадет стойка бурового станка. В судебном заседании свидетель С пояснил, что работает на участке подземного бурения два года.

в первую ему и Курилович был дан устный наряд начальником участка Б на крепление стойки для крепления станка. При ее подъеме стойка сорвалась и упала на кисть левой руки Курилович, после чего он увидел, что кисть руки травмирована и сопроводил Курилович на- гора.

Они с Курилович решили между собой, кто будет держать стойку, а кто будет выбивать ее.

Он держал клиновую стойку, а Курилович выбивал ее. Вес стойки 70 кг., диаметром 100 мм.

Когда Курилович подбил стойку,забивая клин,а он как раз в это время трос вешал, и не успел закончить его крепить. Когда он полез закреплять трос, то полагал, что истец уже окончил выбивать клин и не держал стойку. Анализ обстоятельств несчастного случая, произошедшего с пострадавшим Курилович В.Г., позволяют суду сделать вывод о наличии неосторожности в действиях истца, однако, данная неосторожность является простой неосмотрительностью, выразившейся в несогласованности действия Курилович и С при установке клиновой стойки.

При этом, работодатель, в соответствии со РФ, должен был должным образом обеспечить безопасность труда на производстве. Грубой неосторожности в действиях Курилович В.Г. судом не установлено.Согласно ст.14 ФЗ № 125 «Об обязательном социальном страховании…» если при расследовании страхового случая комиссией по расследованию страхового случая установлено, что грубая неосторожность застрахованного содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью, размер ежемесячных страховых выплат уменьшается соответственно степени вины застрахованного, но не более чем на 25 процентов.

На наличие грубой неосторожности указывает и РФ.Таким образом, суд не может согласиться с доводами представителя ответчика о том, что наличие личной неосторожности является основанием для установления вины пострадавшего, и считает, что комиссия, расследовавшая несчастный случай на производстве, произошедший с Курилович В.Г., придя к выводу о наличии в действиях истца личной неосторожности, неправомерно установила вину пострадавшего в размере 25%. Таким образом, суд приходит к выводу, что со своей стороны работодатель- ОАО «СУЭК-Кузбасс» в нарушение требований трудового законодательства не обеспечил должным образом безопасность труда на производстве, что и явилось причиной несчастного случая, а потому суд приходит к выводу о том, что вина работодателя в рассматриваемом несчастном случае 100%.

Во всяком случае, со стороны ответчика данные обстоятельства не опровергнуты допустимыми доказательствами, а именно факта того, что со стороны пострадавшего Курилович В.Г. была допущена грубая неосторожность, которая содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного его здоровью. Согласно РФ, пунктов 26, 32 Положения о расследовании и учете профессиональных заболеваний, результат расследования несчастного случая на производстве оформляется актом по форме Н-1.

В акте о несчастном случае на производстве должны быть подробно изложены обстоятельства и причины несчастного случая на производстве, а также указаны лица, допустившие нарушения требований безопасности и охраны труда. В случае установления факта грубой неосторожности застрахованного, содействовавшей возникновению или увеличению размера вреда, причиненного его здоровью, в акте указывается установленная комиссией степень его вины в процентах.

При таких обстоятельствах, оценивая доказательства в их совокупности, а также учитывая то, что других доказательств и ходатайств у сторон не имеется, суд приходит к выводу, что иск подлежит удовлетворению, а потому следует признать Акт о несчастном случае на производстве от недействительным в части указания вины Курилович В.Г. 25% и установить вину работодателя ОАО «СУЭК-Кузбасс» 100%.

В соответствии со РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Требования истца о взыскании расходов на оплату юридических услуг также подлежат удовлетворению, так как указанные расходы на сумму 1 000 руб. за составление искового заявления, подтверждаются чеком и квитанцией об оплате (л.д.7-8), а потому суд находит обоснованными требования истца о взыскании суммы понесенных им расходов на оплату юридических услуг представителя в полном объеме.

Кроме того, в соответствии со РФ, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в местный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.Следовательно, с ответчика в местный бюджет должна быть взыскана госпошлина в размере 200 рублей.На основании выше изложенного, руководствуясь РФ, судрешил: Исковые требования Курилович В.Г.

удовлетворить в полном объеме.

Признать акт о несчастном случае на производстве от недействительным в части указания вины Курилович В.Г.

25% и установить вину Открытого Акционерного Общества «СУЭК-Кузбасс» в несчастном случае на производстве, произошедшем , в размере 100%.

Взыскать с Открытого Акционерного Общества «СУЭК-Кузбасс» в пользу Курилович В.Г.

в возмещение судебных расходов 1 000 рублей. Взыскать с Открытого Акционерного Общества «СУЭК-Кузбасс» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере 200 рублей.Решение может быть обжаловано в Кемеровский областной суд в течение 10 дней со дня вынесения решения.Судья: (подпись)Верно:Судья: Н.А.Горюнова Прочие исковые дела © 2011 – 2020 * Вопросы, относящиеся к сайту , задавать на .

Неделя безопасности труда

Дабы улучшить сложившуюся ситуацию и предотвратить подобные происшествия, департамент по труду и социальной защите населения планирует провести в городе Неделю безопасности труда. – Ежегодно 28 апреля практически во всех странах отмечается Всемирный день охраны труда. Это прекрасный повод для продвижения нового в этой отрасли, представления различных информационных и профилактических мероприятий, – отметил заведующий сектором по охране труда и социально-трудовым отношениям профильного ведомства Евгений Губин.

– На территории округа, в том числе и в нашем городе, с 21 по 28 апреля пройдёт традиционная .

В эти дни наш департамент организует «горячую линию» по вопросам охраны труда, консультационный день для представителей малого предпринимательства, подготовит сборник «Организация и проверка знаний требований охраны труда на предприятиях» и проведёт радиолекции на тему «Профилактика несчастных случаев и профессиональных заболеваний». Кроме того, 28 апреля департамент инициирует проведение «круглого стола» для руководителей организаций и специалистов по актуальным вопросам в этой сфере.

Также в текущем году будет проведён ставший уже традиционным конкурс «Лучший специалист по охране труда города Салехард».

Причины производственных травм и их участники

Травмы, полученные на производстве, имеют под собой разные основания, среди которых можно выделить: несоблюдение правил техники безопасности со стороны работника, неправильное использование технических средств, халатность работника, допуск работодателем к выполнению работ неквалифицированного специалиста, не проведение инструктажа и т.д.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+